uaplace

17 Июль, Вторник 2018

Почему Польша пошла в наступление на "украинских националистов"?

E-mail Печать PDF

Польская правящая партия "Право и справедливость" решила осуществить то, что, по ее мнению, забыли сделать их предшественники. А именно - дополнить список преступлений, которые изучает и расследует Институт национальной памяти, теми, которые якобы совершили "украинские националисты".

Оградительные барьеры, полицейские кордоны и перекрытые улицы - так выглядела территория вокруг посольства Израиля в Варшаве за день до голосования в Сенате за изменения в закон об Институте национальной памяти (ИНП).
Так израильское посольство защищали от участников “акции против антиполонизма“, которую планировали националистические организации. Польские медиа живо обсуждали, как этот законопроект поссорил Польшу и Израиль.
Зато о его влиянии на отношения с Украиной почти забыли, хотя оно не менее существенно. Впрочем, вокруг украинского посольства в Варшаве накануне выставлять барьеры не пришлось.

Польская правящая партия “Право и справедливость“ решила осуществить то, что, по мнению ее депутатов в Сейме, забыли сделать их предшественники. А именно - дополнить список преступлений, которые изучает и расследует ИНН, теми, которые якобы совершили “украинские националисты“ и “члены украинских организаций, сотрудничавших с Третьим Рейхом“. Это должно касаться периода между 1925 и 1950 годами.

В этом законе содержится и конкретный перечень преступлений:
•    Использование насилия и террора украинскими националистами (очевидно, речь идет об убийствах польских должностных лиц во Львове членами ОУН (б) в 1930-х годах)
•    Участие в преступлениях Холокоста;
•    Массовые убийства поляков на Волыни и на территории Восточной Малопольши в 1943-1944 годах.

Примечательно, что исторический топоним “Малопольша“ в отношени Галичины до недавнего времени использовали только польские националисты, то есть он не встречался в официальных документах.
Политики ПиС убеждают, что “преступления украинских националистов“ - это не преступления украинского народа, то есть историческая ответственность отдельных организаций или фигур не должна бросать тень на весь народ. Но в то же время, как они отмечают, настало время положить конец “лжи“ о трагических событиях на Волыни в 1943-1944 годах.
Итак, украинский национализм как идеология оказался в одном перечне с нацизмом, коммунизмом, а также другими преступлениями против мира, человечности и военными преступлениями. Старая версия закона об ИНП вообще не упоминала украинских националистов.

И если закон подпишет президент Польши Анджей Дуда, более миллиона украинцев, проживающих в Польше, не будут иметь право публично отвергать “преступления украинских националистов“.

Авторы закона предусмотрели, что за “публичное и вопреки фактам“ отрицание упомянутых преступлений будут отвечать также и иностранцы. Они либо будут платить штраф, либо будут караться лишением свободы на срок до трех лет. Незнание этого закона от ответственности не освобождает.

“Упрощение истории“
Украинская власть отреагировала на эти исторические инновации однозначно: это отказ от диалога, от свободной дискуссии.
“В этом законе есть много противоречивых положений, которые можно трактовать различными способами. Мне лично непонятно, что имеется в виду под преступлениями украинских националистов в 1925-1950 годах. Это популистские положения“, - отметил в комментарии BBC украинский посол в Польше Андрей Дещица .
Глубокую обеспокоенность законом выразили и президент Петр Порошенко, и министр иностранных дел Павел Климкин.

Впрочем, как стало известно BBC Украина от дипломатического источника в Киеве, отозвать посла в ответ на “недружественный закон“ власть не планирует. А вот Израиль, пишут польские СМИ, может решиться на такой шаг.
Новый закон предусматривает ответственность “за приписывание“ преступлений Холокоста польскому народу или государству.
Украинские историки, исследующие тот период и, в частности, деятельность украинских националистических организаций, указывают на определенное несоответствие формулировок закона историческим фактам.

“Речь идет о недопустимом упрощении исторических процессов. Все сводится к черно-белой точке зрения, согласно которой есть исключительно враждебная сторона и невинные жертвы, в роли которых, соответственно, поляки. Не учитывается контекст исторических событий, объективные обстоятельства“, - считает Олеся Исаюк, научный сотрудник Центра исследований освободительного движения и Национального музея-мемориала “Тюрьма на Лонцкого“.
Так, до недавнего времени наибольшее возмущение у идеологов ПиС вызывало все, связанное с УПА. Впрочем, как отмечает Олеся Исаюк, эта организация политически сотрудничала с Третьим Рейхом.
“Можно говорить о спорадических прагматических договоренностях между командирами отрядов УПА и командирами немецких частей, отступавших из Украины. Условия были просты - немцы не трогают местное население и “делятся“ оружием - их пропускают через контролируемый коридор“, - говорит историк.
За сотрудничество с нацистами в этой организации расстреляли двух командиров, добавляет она.

История как политическая игра ПиС использует “угрозу украинского национализма“ как политический инструмент, приносящий этой партии электоральные дивиденды, считает Адам Бальцер, эксперт из Центра восточных исследований Варшавского университета.
“Политики ПиС верят, что они знают абсолютную историческую правду. Поэтому создается впечатление, что они хотят навязать свою точку зрения украинцам, но это невозможно“, - отмечает Адам Бальцер.
В самой Польше далеко не все согласны с таким политизированным подходом к исторической правде. Прогнозируемо против изменений в закон об ИНП выступили оппозиционные партии.

Так, депутат “Гражданской платформы“ Марчин Швенцицкий иронизирует, что отныне, например, польские общественные организации смогут судиться из-за “польских шуток“, то есть сатиры в отношении польского менталитета. Мол, пошутил над поляками - идешь в суд за оскорбление “достоинства целого народа“.

Против внесения в закон положения об “украинских националистах“ выступил и генеральный прокурор Польши Збигнев Зебро. Его аргументы, например, такие:
•    Можно ли считать тем самым националистом украинского крестьянина, который убил польского соседа по точно не известным мотивам?
•    Кто может сейчас доказать, что это было преступление на почве национализма, а не аполитичный криминал?

Либеральные среды польских интеллектуалов, оппозиция, общественные деятели до последнего надеялись, что сенаторы внесут изменения в закон, по крайней мере, в части о Холокосте. Ведь он лишает возможности высказываться свидетелей этих преступлений против человечности.
Среди прочего, нынешняя польская власть должна опасаться ухудшения отношений с США, где существует мощное израильское лобби. Американский Государственный департамент тоже выражал обеспокоенность политикой ПиС в отношении исторической памяти.
Впрочем, Сенат принял закон без изменений.

Мощнее Академии наук

ПиС превратила Институт национальной памяти Польши в один из ключевых институтов в своей властной системе. По влиянию и бюджету ИНП сейчас превосходит Польскую академию наук. С одной стороны, независимые польские историки часто отказываются комментировать журналистам противоречивые решения действующей власти, дистанцируясь от политики.
С другой, существует государственный ИНП с огромным штатом и чем дальше, тем все большими ресурсами и возможностями, призванный отныне расследовать “преступления украинского национализма“.

Интересные факты об ИНП:
•    У ИНП бюджет почти в пять раз больше, чем у Польской академии наук;
•    В нем работают около 2000 человек;
•    ПиС повысила зарплаты его сотрудникам, что возмутило молодых врачей. Их заработные платы остались теми же;
•    По данным Gazety Wyborczej, зарплата директора отдела в ИНП после уплаты налогов составляет около 2000 долларов;
•    В структуру института входит комиссия по расследованию преступлений против польского народа, которую возглавляет заместитель генерального прокурора;
•    Согласно обновленному закону, ИНН имеет полномочия судебной власти в части, касающейся инициирования расследований преступлений.


ПиС рассчитывает оставаться у власти еще как минимум шесть лет. ее действующий рейтинг поддержки достигает 43%. Причем, после каждого очередного кризиса в отношениях со странами-соседями рейтинг партии не только не падает, а иногда и растет.
Итак, Украине придется иметь дело с той версией политики памяти, которую исповедует ПиС, достаточно долго. И как показал опыт принятия закона об ИНН, в исторических вопросах правящая партия Польши не признает компромиссов и критики.

Добавить комментарий