uaplace

24 Январь, Среда 2018

100 лет назад в школах учили четыре языка, лишали обеда за плохие оценки и били линейкой по руках

E-mail Печать PDF

Гимназии были открыты даже для "кухаркиных" детей, но стоило образование 40 рублей в год

В 1912 году одесские школьники были обязаны носить мундиры своих учебных заведений, опасались всевидящего ока инспекторов и защищали честь города на футбольных полях. Вопреки устоявшемуся мифу советских времен о недоступности среднего образования для простых людей в дореволюционной России, на самом деле при царе получить заветный «аттестат зрелости» могли дети из любых сословий.
Среднее образование 100 лет назад делилось на две ступени — среднюю и низшую. Современная начальная школа из четырех классов соответствовала тогдашним начальным училищам. В них отправляли детей с семи-восьми лет, а обучение было бесплатным. В Одессе 100 лет назад было 97 таких училищ! Для неуспевающих учеба в начальном училище могла затянуться на четыре или на пять лет — по правилам того времени двоечников запросто могли оставить на второй год. Поэтому на следующую среднюю ступень — в гимназию, реальное или коммерческое училище — наравне с 10- и 11-летними детьми порой поступали настоящие «недоросли» по 12—13 лет.

ЧЕТЫРЕ ЯЗЫКА. Особо престижными средними учебными заведениями 100 лет назад считались гимназии. Учеба в них длилась восемь лет, а аттестат об окончании давал право поступить в вуз без экзаменов. Однако и в гимназиях действовало железное правило: за плохую учебу — на второй год. В старших классах можно было запросто увидеть сидящих за одной партой великовозрастных «дядек» с усиками и подростков лет 14—15-ти.
Среди обязательных предметов были латынь, немецкий и французский языки, русский и церковнославянский языки, математика, физика, история, география, чистописание и закон Божий. По всем этим предметам каждый год необходимо было сдавать серьезные «внутренние» экзамены. В отличие от нынешних учителей, тогдашних преподавателей невозможно было задобрить денежным подношением — они считались госслужащими и получали от 85 рублей в месяц, при том, что средняя зарплата по Одессе составляла всего 45 рублей.
Образование в гимназиях стоило не так уж дорого — от 30 до 40 рублей в год. Однако для кухарки, дворника или простого городового с месячным доходом в 30—45 рублей даже эта сумма была неподъемной. Поэтому 90% гимназистов были отпрысками состоятельных семейств — адвокатов, офицеров и купцов.
В то время в Одессе было всего пять государственных гимназий. Самой знаменитой была Ришельевская гимназия №1 на улице Садовой, 1. В частных же плата за обучение была на порядок выше — от 50 до 100 рублей в год. Самой экзотической среди них была «Гимназия одесского союза русских людей» на Новосельского, 94. Это заведение было основано тогдашними радикалами националистического толка, озабоченными «русской идеей». Она отличалась усиленным преподаванием русского языка и словесности, а также закона Божьего.

РЕАЛИСТЫ. Подростки из менее состоятельных семей учились в коммерческих и реальных училищах. Эти заведения с семи- и восьмилетним обучением отличались от гимназий более «практичными» предметами: в них преподавали бухгалтерию, коммерческую арифметику, корреспонденцию на русском, немецком, английском или французском языках, товароведение и экономику.
К слову, Леонид Утесов учился в коммерческом училище Файга на улице Торговой, 14. Это же училище окончил писатель Исаак Бабель. Плата за обучение составляла от 20 до 40 рублей в год. Но порядки и даже форма были такими же, как и в престижных гимназиях. Однако гимназисты и реалисты вовсю враждовали: по полицейским сводкам, не менее одного-двух раз в месяц между учениками разных учебных заведений вспыхивали массовые драки, во время которых использовали кастеты и утяжеленные свинцом бляхи ремней.

ПАКОСТИЛИ НАДЗИРАТЕЛЯМ И БРЕДИЛИ ФУТБОЛОМ

Помимо плохих отметок в качестве «стимула» к прилежанию преподаватели вовсю использовали лишение обеда (ученика могли оставить на лишние пару часов зубрить предмет после занятий), а также удары указкой или линейкой по рукам. Железная дисциплина была обязательна для гимназистов и во внеурочное время — даже на обычной прогулке с родителями или сверстниками ученики должны были носить тесные мундиры, уставные фуражки и шинели.
К слову, обмундирование стоило недешево — до 70 рублей. Поэтому гимназическую униформу часто шили на вырост — к концу восьми классов гимназисты из малообеспеченных семей приобретали вид настоящих партизанов.
За поведением гимназистов вне школы были обязаны следить гимназические надзиратели из отставных унтер-офицеров или особо строгих преподавателей предпенсионного возраста. Надзиратели были настоящим бичом для гимназистов и реалистов — даже за невинную шалость в виде курения или прогулки без фуражки можно было схлопотать дисциплинарное наказание. Замечания о проступках гимназистов заносились в специальный журнал — «кондуит», и учитывались при сдаче экзаменов. За это надзирателей недолюбливали и давали им обидные клички, дразнили изощренными способами и даже травили.
Несмотря на драконовские порядки и строгий надзор, железная дисциплина то и дело нарушалась хулиганистыми гимназистами: любимым развлечением подростков в ученических мундирах была игра в футбол... чугунными урнами, азартные игры в перышки и оторванными пуговицами от мундиров, драки с учениками других учебных заведений (реальных, коммерческих и военных училищ).
Единственным местом, где вечные войны между гимназиями и училищами прекращались, были футбольные площадки. Подростки тех времен были одержимы спортом — большая часть тинейджеров век назад бредила новомодным футболом. К слову, именно гимназистам Одесса обязана первыми успехами в футболе: в 1908 году неофициальными лидерами в нем была команда «ШКС» из 3-й мужской гимназии. А гимназист из Одессы Григорий Богемский и вовсе стал настоящей звездой дореволюционного российского футбола — в каждом матче с его участием обязательно был гол его авторства.

Добавить комментарий