uaplace

17 Октябрь, Среда 2018

Рождество: расскажите детям сказку

E-mail Печать PDF

Рождество — праздник, "переросший" церковь. Так же, как Святой Николай со своим непременным альтер эго Санта Клаусом.

Санта — детище "Кока-колы", рекламного бизнеса и потребительской культуры в целом — вообще сохранил мало общего со святым епископом Мир Ликийских. Буквально на днях опубликовали "сенсационные" результаты реконструкции внешнего облика святого Николая Чудотворца. Сенсация заключалась в том, что внешность святого — довольно типичная для Средиземноморья — не имела ничего общего с пряничным Сантой на оленях из Лапландии. Вы будете смеяться, но это действительно подавали как "сенсацию": Санта кокакольный и Николай Мирликийский — люди еще более разные, чем "Слава Труду" и "Слава КПСС".
Нашей культуре, впрочем, посчастливилось: дед Мороз, по крайней мере, не бросает тень ни на кого из святых угодников. Потребительская дрожь — а ну-ка, доставай, что там у тебя в мешке! — и образ святого подвижника сохраняют дистанцию. Но реклама скоро ее нивелирует, вытравит из массового сознания и деда Мороза, и Николая Чудотворца, заменив обоих толстощеким курносым Сантой. Праздник окончательно сведется к подаркам, как это уже случилось с богатой частью мира. Вернее, нет, не к подаркам — эквиваленту символического дара. К распродажам, шопингу, потребительской горячке…
Вслед за галереей "рождественских дедов" приходит Рождество. О котором известно больше, чем о подлинной личности и деяниях святого Николая Чудотворца. Но все равно мало. Рождество, вырванное из контекста Священной истории, как Николай Чудотворец из своего жития, оказывается просто приятной календарной датой.
Большинство детей знает о Рождестве так же мало, как о христианстве в целом. Это большинство не ходит в церковь даже по праздникам и, уж конечно, не посещает воскресных школ. Хотя даже там не гарантировано получение адекватного представления о христианской доктрине — все очень сильно зависит от конкретного приходского священника и конкретного катехита. Но здесь у детей хотя бы есть шанс.
Большие надежды возлагали на курс "Христианской этики". Почему-то священнослужители считали, что это возместит нехватку христианского образования у детей невоцерковленных родителей. Министерство образования не слишком тревожилось о христианском образовании — ему нужна была "морально ориентированная дисциплина". Компромисс получился удручающий. И если МОН, закрыв глаза, может поставить "галочку" — есть "моральный предмет" и часы для учителей, — то позиция церкви мне до конца не понятна.
Потому что, с точки зрения христианина, содержание курса чудовищно. Начиная с того, что это каша из христианского учения, вышиванок, бандур, элементарных правил поведения, приправленная сусальными "исусиками", "ангелочками" и зачастую откровенно плохими с литературной точки зрения стишками. Но это полбеды. Беда в том, что само христианское учение подается в форме примитивной и школярской. Простенькие пересказы библейских сюжетов без всякого понимания сути. И это понятно. Как объяснить третьекласснику суть грехопадения Адама и Евы? Или выучить Декалог, в котором ребенок восьми лет не понимает половины слов? Что такое "кумир"? И чем он отличается от "идола"? Цитируется по рабочей тетради для 3-го класса. А что такое "не прелюбодействуй"? И эти люди протестуют против гендерного воспитания, дабы не будить в невинных пока детских умах любопытство в отношении половой сферы! А всунуть в тетрадь третьеклассника историю грехопадения и "прелюбодеяние" — ничего, нормально.
История Рождества на этом фоне, конечно, выглядит совершенно безобидно — вопрос непорочного зачатия обойти легче, чем историю грехопадения. Жаль, что это приходится делать на фоне той каши примитива и скуки, к которой сводит школьный курс "Христианской этики" Священную историю.
А ведь способ обучения детей этике, как и основам религиозных представлений, стар как мир, опробован и никем не запатентован. Это сказка. Почему-то никому в голову не приходит начинать обучать детей философии Платона или релятивистской физике с первого класса. Первые шаги к таким вершинам знаний начинаются с общих понятий, простых действий, коротких текстов. На этом этапе нет никаких противоречий между введением в религиозное учение и постижением элементарной этики. Потому что и то, и другое начинает с определения понятия о добре и зле. Зачем же изобретать велосипед, адаптируя — вернее, примитивизируя — христианское учение для начальной школы, если человечество достаточно потрудилось над формами, образами и сюжетами, которые взращивают в детских душах умение различать доброе и злое, верить в чудесное и сверхчеловеческое? То, что давала и дает нам сказка, воплощенная в любой художественной форме — литературе, кино, театральной постановке или игре.
Это странно, но многие сомневаются, "надо ли кормить детей небылицами". Практичные взрослые, уверенные в том, что они "знают жизнь", передают свои знания детям. Они уверены, что "готовят их к реальной жизни". В которой, как известно, добро, если оно без кулаков, имеет мало шансов против зла (сказки же учат обратному). И даже более того — ни добро, ни зло не абсолютны, зачастую неотличимы, а, стало быть, эти категории, как неприменимые, могут быть отринуты и напрочь забыты. Здесь нет места фантазиям, вере в чудеса, прекрасным чувствам и благородным поступкам. Они непрактичны. Удел лузеров.
Сопротивление сказке нередко встречается не только среди таких "практиков жизни". Оно, как ни странно, отмечается и у священнослужителей. Причины, разумеется, иные. Кому-то видится в сказке "язычество". Особенно в волшебной. Вспомните, какая священная война была организована против книг о "Гарри Поттере" только потому, что там "о ведьмах и колдунах". За этим сказочным антуражем многие критики не удосужились рассмотреть целиком этический (а может, даже христианский) месседж о выборе между добром и злом, победе слабого, силе любви. Возможно, только принадлежность к католической церкви и профессорский авторитет спасли от подобных обвинений "отца жанра" Толкиена. Да и Льюис со своей "Нарнией" прошел по лезвию ножа, замахнувшись на волшебную сказку по мотивам Священной Истории.
"Нарния" — хороший ответ тем серьезным людям в церкви, которые, подобно своим светским единомышленникам (хотя и по другим мотивам), пренебрегают сказками. Христианское учение — это вам не сказочки! Тут все серьезно. Тут не проходят никакие вольности с сюжетами, образами и жанрами. Эти серьезные люди уверены в том, что на христианские темы могут писать только хорошо подкованные богословы. Для простецов подобные писания — соблазн один. Эти люди — сторонники формального обучения закону Божьему. Да, пускай заучивают Декалог со всеми непонятными словами. Когда-нибудь поймут. Вопрос — захотят ли? Или, как любую "палочную" науку, выбросят из головы при первой возможности?
Один старый мудрый архиерей говорил: "Надо кормить детей идеалами". Речь не шла о заучивании заповедей и вообще о законе Божьем. Речь шла о базовых вещах — добре и зле, истине и лжи, поиске, пути, выборе. О том, что эти идеалы должны быть не заучены и сданы на отметку. Они должны быть усвоены, стать частью натуры. Сами дети в них не слишком нуждаются — не так уж велики их дела, проступки и ошибки. В них нуждаются взрослые. Но набрать багаж "идеализма" можно только в детстве. Взрослая жизнь не располагает к идеализму. Это битва за выживание. Время разбрасывать камни. Взрослый только пользуется тем, что скопил в нежном возрасте. Всякий раз, когда взрослый человек делает выбор, отправляется на поиск, вступает на какой-то путь, он пробуждает в себе ребенка — единственного, кто знает ответ на самый главный вопрос. Вернее, знает, какой вопрос должен быть поставлен. И во всей наготе ставит его — о добре и зле.
Рождество и сказка близки. Есть дитя-Спаситель, волхвы-звездочеты, вестники, злодеи. Есть опасность, долгая дорога, холодная ночь, закрытые двери, человеческая черствость и жестокость. А еще путеводная звезда, дары и животные. В этот вечер не суетитесь вокруг стола, с упорством, достойным лучшего применения, доводя количество блюд до искомых двенадцати. Расскажите детям сказку. Она им понравится. И, возможно, изменит вашу жизнь.
Екатерина Паньо

Добавить комментарий