uaplace

23 Май, Среда 2018

Знаменитый Незнайка рождался под чарку и говорил на украинском

E-mail Печать PDF

Известному персонажу исполняется 60 лет. Носов написал свое произведение под Киевом, срисовав главного героя со своего сына

В Союзе было сложно найти ребенка (да и взрослого), который не читал бы трилогию Николая Носова о Незнайке. Этого коротышку (росточком с огурец) в широкополой шляпе и брюках канареечного цвета обожали за то, что он не был «пионером — всем детям примером». В Незнайке буквально кипела жажда жизни, открытий и здорового хулиганства. При этом он был умным и добрым. И детворе было приятно отождествлять себя с таким героем. Так вот, этому поистине культовому персонажу нынче стукнуло 60 лет!
А началось все в далеком 1952-м году — в поезде. События тех дней реконструировал редактор журнала «Барвинок» (именно в нем — в февральском номере за 1953-й год впервые выйдет «Незнайка») Василий Воронович: «В купе Николай Носов разговорился с киевлянином Богданом Чалым — тогдашним редактором «Барвинка». Чарка за чаркой — и писателя потянуло на откровения: он рассказал Чалому, что давно уже вынашивает историю о маленьком народе, живущем в сказочной стране. Но все не решается к ней приступить. Тогда Богдан Иосифович, что называется, взял быка за рога: «Как только ты добираешься домой (писатель ехал в Ирпень Киевской области — навестить родственников), то садишься за стол и начинаешь писать. Я буду печатать тебя у себя в журнале».
Так все и вышло. Николай Николаевич работал (первые главы писал в Ирпене, остальные — в Москве), потом пересылал тексты в редакцию, где их переводили на украинский (этим занимался Федор Макивчук — редактор юмористического журнала «Перець») и печатали. «Как-то разговаривал с москвичами, — смеется Воронович, — рассказал им, что впервые «Незнайка» вышел на украинском, а уже потом — на русском («Барвинок» параллельно выпускался на двух языках). Эта версия им не понравилась, и они все равно написали, что первая публикация была на русском».
Отдельной книгой первая часть трилогии вышла лишь в 1954 году, вторая — «Незнайка в Солнечном городе» — увидела свет в 1958 году (сначала в журнале «Юность», а потом и в твердом переплете). Третья часть трилогии — роман-сказка «Незнайка на Луне» — впервые была опубликована в журнале «Семья и школа» в 1964—65 годах. Отдельным изданием книга вышла в 1965-м.
Что интересно, своего Незнайку Носов... позаимствовал из книги «Удивительные приключения лесных человечков» писательницы Анны Хвольсон (была невероятно популярна до революции). В свою очередь, творение Хвольсон было вольным переводом комиксов канадского писателя Палмера Кокса.
Но не спешите обвинять писателя в плагиате (а то разобьете свою последнюю веру в людей: наш «Буратино» — на самом деле их «Пиноккио», а «Волшебник изумрудного города» — некий «Удивительный волшебник из страны Оз») — у Хвольсон он взял лишь имя героя (причем не главного, а проходного) и его миниатюрный рост. Все остальное — фантазия и наблюдательность автора.
К примеру, внешность Незнайки он явно срисовал со своего сына Петра: вьющиеся, непослушные волосы, да и по характеру он тоже был тем еще непоседой. Кое-что срисовал и с себя: любовь к шляпам и умение «присочинить». А название Цветочного города — явная отсылка к Цветочной улице в Ирпене, где писатель провел свое детство.
О Незнайке Носов всегда говорил так: «Это ребенок, но не такой, которого можно назвать по имени и фамилии, а ребенок вообще, с присущей его возрасту неугомонной жаждой деятельности, неистребимой жаждой знания и в то же время с неусидчивостью, неспособностью удержать свое внимание на одном предмете сколько-нибудь долгое время».

ПЕРВЫЕ ИЛЛЮСТРАЦИИ К «НЕЗНАЙКЕ»
ЖУРНАЛ «БАРВИНОК»

Впервые герои Носова увидели свет на страницах украинского журнала «Барвинок» под названием «Приключения Незнайки и его товарищей». И образ главного коротышки, созданный тогда художниками Виктором Григорьевым и Кирой Поляковой, существенно отличался от того, к которому мы все привыкли. Во-первых, Незнайка носил не широкополую шляпу-колпак, а беретик с «хвостиком». Во-вторых, он предпочитал не классические «взрослые» брюки, а детский комбинезончик. И в третьих, он был куда более пухлощеким — таким себе пышечкой. Сами художники были супругами — познакомились в 1949-м. Вместе работали над иллюстрациями к любимым детским сказкам — Буратино, Чиполлино и многим другим.

В СЕМЕЙНОМ ГНЕЗДЕ
В Ирпене, где будущий писатель провел свои детские годы, сохранился домик его семьи. Нам его любезно показала историк города Елена Плаксина. «Носовы выкупили делянку земли у помещика Сагатовского и стали ее застраивать. В дом въехали в 1911 году, когда Коле исполнилось 3 года», — говорит Плаксина. — В доме были три комнаты и веранда. А вокруг — множество цветов, которые выращивала мать Николая Варвара Петровна». К сожалению, визит к дому расстроил историка, да и нас тоже. К нему сделали пристройку и разделили на две половины — между двумя хозяевами. Весь перекошенный и в трещинах — без должного внимания долго он не простоит.

ПИСАТЕЛЬ И КИЕВ: ЗАБЫТЫЙ ГОРОДОМ
Как ни странно, но у нас до сих пор мало кто знает, что знаменитый писатель Николай Носов — киевлянин. Он здесь родился и учился — пока не уехал в Москву. В Киеве до сих пор существует здание, в котором он грыз гранит науки — тогдашняя гимназия Стельмашенко (Рыльский переулок, 10). Как пишет Михаил Кальницкий в своей замечательной статье «Киев незнайкиного папы» (на сегодняшний день наиболее полное исследование на тему): «Коля учился на первых порах довольно-таки слабо, даже оставался на второй год». А в аттестате (он сохранился в архивах) за первый класс у него была аж единственная пятерка — по поведению.
Довелось Носову поучиться и в школе, занимавшей бывшее Реальное училище (Большая Житомирская, 2 — ныне здание Дипломатической академии). И в Художественном институте (ул. Смирнова-Ласточкина, 20), в котором Николай Николаевич занимался фотографическим делом до 1929 года.
Но самое главное, в городе до сих пор стоит особняк, в котором семье Носовых после революции выделили часть бывшей генеральской квартиры. Это симпатичный пятиэтажный дом на улице Саксаганского (под номером 84—86). Надо ли говорить, что на нем (как и на гимназии) до сих пор нет мемориальной таблички.

ПАМЯТНИК НОСОВУ — С ЛЮБИМЫМ ГЕРОЕМ
Киевлянин Николай Носов умер в Москве 26 июля 1976 года и был похоронен на столичном Кунцевском кладбище. Памятник ему поставили скромный — обычную стеллу с портретом писателя. А рядом — гранитный камень, на котором изобразили... Незнайку. Говорят, так захотел сын Николая Николаевича, Петр, которого подзахоронили к отцу в 2002-м году. Тогда же и обновили фигурку коротышки (раньше он стоял по стойке смирно и как бы разводил руками). В новой версии Незнайка куда-то стремительно несется (на фото).
Увековечить память писателя думали и в Ирпене. На что власти дали свое добро. Местные энтузиасты кинули клич скульпторам и выбрали наилучший вариант. Проект-победитель выглядел так: бронзовый Носов восседает на скамеечке, а у него на коленке — Незнайка. За плечами Николая Николаевича взлетает воздушный шар, из корзины которого выглядывают малыши: Винтик и Шпунтик, Пилюлькин, Авоська и Небоська, Гусля и Тюбик. Памятник планировали поставить в центре города — возле детской библиотеки. Но, как это часто бывает, власти вдруг поостыли к идее, и Носов остался без памятника.

ТРИ ГЛАВНЫХ ХУДОЖНИКА НОСОВА
АЛЕКСЕЙ ЛАПТЕВ

Лучший иллюстратор Носова — его рисунки к «Приключениям Незнайки и его друзей» считаются образцово-каноническими. После него все остальные художники уже просто развивали тот образ Незнайки, который придумал Алексей Михайлович. Сотрудничал с журналом «Веселые картинки» с момента его основания. Работы художника находятся во многих региональных музеях, а также в частных коллекциях в России и за рубежом.

ГЕНРИХ ВАЛЬК
Знаменитый карикатурист и график — долгие годы работал в «Крокодиле». Работы преимущественно черно-белые — всего Генрих Оскарович проиллюстрировал около ста книг. Для трилогии Носова нарисовал «Незнайку на Луне» — около 217 иллюстраций. Кстати, Вальк — один из самых ранних художников Носова — именно он оформлял в 1945-м первую книгу писателя — сборник «Тук-тук-тук». А в 1951-м его же повесть «Витя Малеев в школе и дома».

АЛЕКСАНДР БОРИСЕНКО

Из всех художников-иллюстраторов Носова, работы Борисенко котируются у фанатов меньше всего. Основная причина: «Он не создал ничего нового, просто взял и «раскрасил» Незнайку, которого создал Генрих Вальк». При этом, как ни странно, но основной массив переизданий книги в 90-х и начале 2000-х выходил именно с иллюстрациями Борисенко.

Добавить комментарий