uaplace

21 Май, Понедельник 2018

Джованни Булгари: Мы планируем продавать в Украине 2% произведенного вина

E-mail Печать PDF

Выходец из ювелирной династии Булгари – о своем винодельческом бизнесе и о планах по его развитию в Украине
За год до мирового финансового кризиса семья Булгари продала ювелирный бизнес концерну LVMH за 3,7 млрд евро. Но связи с ним не утратила – члены семьи остаются акционерами компании, а Паоло Булгари занимает пост председателя совета директоров компании.
Его сын Джованни покинул компанию Bulgari SpAgari семь лет назад, посвятив себя виноделию. Джованни Булгари, совладелец и генеральный директор винодельческой компании PoderNuovo, рассказал Forbes о своем новом бизнесе и о планах в Украине.

– Как давно вы занимаетесь виноделием и на какие объемы производства вышли на сегодня?
– Свои первые 22 гектара под виноградники мой отец приобрел в Тоскане еще в 2004 году. В 2009 году мы собрали свой первый урожай. Мы продолжаем сажать виноградники и планируем выйти на полную мощность производства к 2015 году. Сегодня мы довольно близки к предельному объему производства. В этом году надеемся произвести около 130 000 бутылок вина, а в 2015-м планируем выйти на объем в 150 000 бутылок.

– Согласно контракту с LVMH (компания Bulgari SpAgari была продана в 2007 году концерну за 3,7 млрд евро) имеете ли вы право использовать бренд Bvlgari в виноделии?
– Под брендом Bvlgari не производится вино. Этим занимается семья Булгари. А указывать фамилию винодела на бутылке вина – не просто хороший тон, это его обязанность. Имя создателя вин сравнимо с именем автора книги: потребитель имеет право знать, кто создал то или иное вино. Причем речь не только о фамилии создателя – людям важно знать этого человека в лицо.

– Вы заинтересованы в покупке виноградников и инвестициях в производство вина в Украине?
– Теоретически выращивать виноград мы можем в любой точке мира, где для этого пригодны климат и земля. Но пока такая инвестиция у нас не в приоритете.
Мы рассматриваем Украину как очень интересный и перспективный рынок сбыта для итальянского вина. Пока мы не поставляли сюда свою продукцию. Сегодня около 96% наших вин экспортируется в США, Китай, Японию, Германию, Швейцарию, Северную Европу, остальное мы продаем в Италии. Украина стала для нас первой страной из Восточной Европы, где мы начали переговоры о поставках.

– С какими украинскими дистрибьюторами вы ведете переговоры?
– Это два потенциальных дистрибьютора, с которыми у нас уже было несколько встреч. Но пока никаких конкретных договоренностей мы не достигли. В первую очередь мы нацелены предложить свое вино ресторанам и отелям Украины.

– Рассматриваете ли возможность продажи своей продукции в ритейле?
– Столько вина, сколько требуется для реализации через крупные супермаркеты, мы просто не производим. Поэтому канал массовых розничных продаж не рассматриваем. Ни в одной стране, где представлены вина PoderNuovo, они не продаются в крупной рознице.

– На какой объем продаж вы хотите выйти в Украине?

– Около 2% от объема годового производства.

– На российском рынке ваша продукция уже представлена?

– Пока нет. Россия и Великобритания – это два интересных, но при этом сложных рынка для виноделов, и свой выход на них мы планируем чуть позже.

– Сколько вы вложили в винодельческий бизнес?
– Сегодня мы инвестировали в этот бизнес порядка 20 млн евро. Но это лишь первый этап создания полноценного винодельческого предприятия с собственными виноградниками и производственным процессом. К 2016 году мы планируем выйти на положительный показатель EBITDA, после чего можно будет задуматься о следующем этапе развития и инвестиций.
В целом горизонт планирования в винодельческом бизнесе выстраивается на 20-25 лет. Как я уже говорил, это весьма трудоемкий и «длинно-перспективный» бизнес. При этом крайне важно остановиться на оптимальном размере компании, иначе в гонке за масштабами вы рискуете потерять качество и упустить контроль над процессами производства. Чтобы избежать этого, возможно, следует приобрести новое предприятие, автономное от существующего.

– Какова средняя рентабельность производства вина?
– Обычная рентабельность в винной индустрии 3-5%. Для вин в luxury-сегменте – 15%. Но чтобы выйти на такой показатель, понадобится около 50 лет.

– Сколько стоит бутылка вина PoderNuovo?

– Диапазон цен зависит от размера налогов на импорт в той или иной стране. Например, один из наших ключевых продуктов, вино Sotirio, на разных рынках стоит от 40 до максимум 150 евро, в зависимости от налогообложения. В Японии действуют максимальные налоги, на втором месте – Великобритания, в США налоговая нагрузка меньше, соответственно колеблются и цены на продукцию.

– А какой будет цена на вашу продукцию в Украине?

– Определение цены в значительной мере зависит от дистрибьютора, но у нас пока такого партнера здесь нет, поэтому мы не можем этого сказать.

– В Украине минимальная розничная цена бутылки вина 3 евро. По вашему мнению, вино по такой цене может быть качественным?
– Где угодно в мире можно найти вино по 3 евро и даже дешевле. И оно вполне может быть качественным. Но существуют разные классы вин, и я вас уверяю, что в производстве вина за 3-6 евро не используется собственный виноград. Настоящее виноделие – это, в первую очередь, полноценный аграрный процесс, и его результат на 80% зависит от того, насколько хороший виноград вы вырастили.
Поэтому виноделы, которые работают в более высоком ценовом сегменте, имеют больше возможностей «играть» с вкусовыми элементами своего продукта. Они создают его из собственного винограда, поэтому знают, как виноград с того или иного склона «звучит» в их напитке.

– Вы планируете инвестировать в продвижение продукта?
– Да, мы продвигаем наши вина на каждом рынке, где работаем: в Европе, США, Китае. Я лично приезжаю в каждую страну два-три раза в год, и вместе с дистрибьюторами мы организовываем различные мероприятия, на которых, например, рассказываем историю вина, проводим дегустации и прочее.
Что касается затрат на продвижение, то они зависят от конкретного рынка и условий сотрудничества с конкретным дистрибьютором.

– Какие тренды в виноделии вы сейчас наблюдаете?
– Сегодня на пике внимания – вина с родословной, со своей историей, вина, которые являются воплощением региона, откуда они родом. Кстати, сегодня тренды в виноделии и ювелирном бизнесе в чем-то перекликаются. Так, например, на рынке украшений сейчас востребованы изделия, простые по форме, но глубокие по содержанию.

– Фактор цены остается для потребителя на первом месте при выборе продукта?
– Кризис оздоровил мировой рынок и избавил его от тех заоблачных цен, которые до 2008 года запрашивали за хорошее вино. Поэтому сейчас открылись перспективы вывода новых винных брендов, которые предлагают хорошее качество по разумной цене. Но, повторюсь, винодельческий бизнес – это процесс длительной выдержки, поэтому кризис для него – не более чем временное явление, один из этапов развития.

– На каких рынках вы фиксируете наибольший рост продаж?
– На рынках Китая и США. Частично это связано с изначальной емкостью этих рынков, но есть и другие факторы. В США уже сложилась культура потребления вина, особенно среди женского населения.
В Китае же все по-другому: винная культура там только формируется. Местные жители очень живо интересуются всем, что связано с вином, с энтузиазмом учатся разбираться в тончайших вкусовых нюансах этого прекрасного напитка. В основном тамошние потребители – это люди молодого возраста, принадлежащие к среднему классу. На этом рынке мы стараемся проводить много камерных событий, чтобы  тесно контактировать с потребителями. Наши местные дистрибьюторы даже создали в Китае объединение любителей вина, похожее на клуб по интересам, где собираются люди, которые ценят хорошее вино и его производителей.

– Почему после ухода из ювелирного бизнеса вы решили развивать именно виноделие? Вы рассматривали другие направления для инвестирования – например, IT?
– Я фокусировался на тех вещах, которые действительно люблю и ценю. А это большие открытые пространства, свежий воздух, сельская местность, сельское хозяйство. По моему глубокому убеждению, виноделие относится к высшей форме сельского хозяйства.
В  целом я считаю, что сельское хозяйство весьма недооцененный бизнес, за которым будущее. Поэтому ответ на ваш вопрос – нет, я не рассматривал других направлений для инвестирования. Я изначально знал, что хочу вложить средства и силы в производство вина.

Добавить комментарий