uaplace

18 Август, Суббота 2018

Глава МИД: После ассоциации мы ожидаем улучшения отношений с РФ

E-mail Печать PDF

Леонид Кожара — об экономических выгодах евроинтеграции, новом «кураторе» Украины Суркове и реформах, которые начнутся после Вильнюсского саммита
Глава МИД Леонид Кожара – настоящий дипломат. Пока политики спорят о том, что нужно Украине – соглашение об ассоциации с ЕС или Таможенный союз с Россией, он не устает повторять: евроинтеграция страны не должна помешать экономическому сотрудничеству с соседями. Даже наоборот – она будет выгодна не только Украине, но и России.
О том, что стоит за обтекаемыми формулировками, Forbes поинтересовался у самого министра. В интервью он рассказал, какие блага Украина получит сразу после подписания соглашения с ЕС, о требованиях Запада, которых Киев пока выполнить не может, и о новом «кураторе» Украины Владиславе Суркове.

– Ведутся ли переговоры с Германией о том, чтобы отправить Юлию Тимошенко на лечение за границу?
–  Я не знаю о таких переговорах, в том числе с правительством Германии. Мое министерство в них не участвовало и даже речи об этом никогда не вело.

–  То есть таких переговоров нет в принципе или ими занимается кто-то другой?
–  Я ими не занимаюсь. Больше – не комментирую.

–  Какие условия из списка Фюле, необходимые для подписания соглашения об ассоциации (СА), еще не выполнены? Какие еще законы необходимо принять, чтобы к ноябрю прийти с полностью выполненными договоренностями?
– Осталось несколько фундаментальных законов: например, закон о прокуратуре. Нам приятно отметить, что есть предварительная положительная оценка Венецианской комиссии по этому закону. Очень скоро ВР может заняться его принятием. Кроме того, это закон о реформировании милиции, законы о реформировании судебной системы, фундаментальный закон о выборах.

–  Правильно ли я понимаю, что вы договорились с Андреем Клюевым о том, что он обеспечит депутатскую поддержку этих законопроектов?
–  По евроинтеграционным законам Верховная рада голосует конституционным большинством – больше 300 депутатов. То есть в Раде есть очень сильный консенсус по поводу европейской интеграции. И Виталий Кличко, и Арсений Яценюк сказали, что сейчас это – их главная цель. Так что я не ожидаю проблем с принятием этих законопроектов.
Но по некоторым из них нужно вносить изменения в Конституцию, а потому их принятие откладывается до проведения конституционной реформы.

–  Какие именно законы будут приниматься в таком порядке?
–  К примеру, такой вопрос, как присоединение Украины к Римскому уставу уголовного суда. Во время саммита Украина сделает заявление, что присоединение к Уставу возможно только после изменения Конституции.

–  И Евросоюз согласен на такой порядок действий?
–  Да, мы договорились с ЕС, что, к примеру, по Римскому уставу это заявление воспримут. В целом основные реформы начнутся не до, а после подписания – просто потому, что пока у нас нет ассоциации с ЕС, некоторые реформы нам не нужны, а некоторые даже немножко вредны.
К примеру, не имея зоны свободной торговли с ЕС в области сельского хозяйства, принимать все европейские стандарты в этой сфере бессмысленно. Допустим, страна-член ЕС может на одну корову производить на внутренний и внешний рынок ЕС ежедневно 20 литров молока, в то время как на деле она производит 33 литра молока в день – я говорю условные цифры. В итоге 20 литров фермер может продать, еще 5 – отдать на переработку в сухое молоко, жиры и так далее. Остальное он обязан уничтожить. А потери ему компенсирует правительство.
Нам до этого еще далеко, и мы должны быть уверены, что украинская экономика не развалится, не выдержав конкуренции. Поэтому синхронность начала реформ и введения зоны свободной торговли – это необходимые условия. Хотя в целом для большинства отраслей СА будет сразу выгодно.
Один только факт: Украина будет снижать свои тарифы для европейских производителей в два раза, а европейские производители для Украины – в 15 раз. Для некоторых отраслей предусмотрен переходной период, квотирование. Допустим, для автомобильной промышленности переходной период составит 15 лет и будет введена квота по предельному импорту авто из ЕС – 45 000 в год, импортные пошлины в рамках которой будут постепенно, в течение 15 лет, снижаться до нуля. А все, что будет ввозиться сверх этого объема, будет облагаться пошлинами в соответствии с национальным режимом, а не режимом свободной торговли.

–  Кто в Украине будет распределять эти квоты или квоты на беспошлинный экспорт зерна в ЕС – ведь это потенциальный коррупционный механизм?
–  Соглашение подписывает государство Украина. Имплементация соглашения – обязанность правительства, и оно будет этим заниматься.

–  В правительство входит большое количество органов…
–  Министерство доходов и Министерство экономики.

–  20 сентября Владислав Сурков был назначен советником Путина по вопросам сотрудничества с Украиной. Вы знакомы с ним? Каких действий от него, на ваш взгляд, стоит ожидать в отношении нашей страны?
–  Лично его я не знаю. Но сегодня в механизме украинско-российских отношений есть много, что улучшать. И я думаю, что когда политические страсти вокруг подписания СА немного остынут, нам с Россией нужно будет строить отношения уже с учетом тех возможностей, которые открывает свободная торговля Украины с ЕС. Это ведь не только мощный фактор для развития торговли Украины с ЕС, но и положительный фактор для России и российских производителей.

–  За счет чего?
–  Того, что продукция, произведенная в нашей стране совместным российско-украинским предприятием, будет иметь нулевую пошлину в ЕС. Это должно стать хорошим стимулом для инвестиций российского бизнеса в экономику нашей страны – и реализации их стратегических интересов.

–  Россия активно принуждает Украину сменить вектор развития и вместо ЕС присоединиться к ТС. Какие условия предлагает взамен? Правда ли, что в обмен на присоединение  к ТС Киеву предлагалась цена на газ в $230 за 1 тыс. куб. м с учетом скидки?
–  Отношения между нашими странами в энергетической сфере могут плодотворно развиваться и без членства Украины в ТС. До 2009 года цены на газ для Украины составляли $170, и для этого нам не нужно было быть ни членом ТС, ни ЕЭП. То, что сейчас Россия связывает цену на газ со вступлением Украины в Таможенный союз, это не экономический аргумент.

–  То есть информация о предложении продавать газ по $230 не соответствует действительности?

–  Есть много вариантов решения проблемы.

–  Таможенная война, заявления Глазьева, недавняя информационная война непонятного происхождения об угрозе дефолта Украины… Недавно под таким давлением России свой вектор движения уже сменила Армения – заявила, что будет интегрироваться в ТС. Украина пока «держится». Каких еще шагов, на ваш взгляд, мы можем ожидать от России в рамках этой политики принуждения?
–  Я уверен, что подписание Украиной соглашения об ассоциации с ЕС будет иметь положительный эффект и на политические, и на экономические отношения с РФ. Мы понимаем, что сегодня российская политика по поводу ассоциации базируется на некоторых сантиментах. Я думаю, после факта подписания соглашения этот фактор исчезнет и мы сможем более рационально и прагматично подойти к дальнейшему развитию наших отношений. Преимущества я уже назвал.

–  Многие представители Российской Федерации утверждают, что Глазьев – отдельно, а российская внешняя политика – отдельно. С другой стороны, тезисы, предложенные Глазьевым, очевидно, затем реализуются в каких-то шагах России в отношениях с Украиной. Вы воспринимаете позицию Глазьева как официальную позицию правительства/президента России или как его личное мнение?
–  Господин Глазьев имеет официальную должность советника президента РФ. Поэтому говорить о том, что он высказывает неофициальное мнение, мы не можем. Но те цифры, которые звучат в его заявлениях – цифры ущерба, который может нанести Украине подписание СА, сегодня (в субботу, 21 сентября) опроверг премьер-министр. Правительство анализировало содержание заявлений господина Глазьева и пришло к мнению, что не все в них – правда, и не все так катастрофически плохо, как нас пытаются убедить.
Еще раз скажу: мы ожидаем улучшения отношений с РФ после подписания соглашения об ассоциации с ЕС. То, что происходит сейчас, я считаю сантиментами. И сантименты преобладают над рациональностью.

–  Стоит ли ожидать, что эти сантименты приведут к очередной газовой либо торговой войне в ближайшие недели или месяцы?
–  Ситуации 2007 и 2009 годов, которые мы называем «газовой войной», сегодня уже невозможны к повторению. Во-первых, потому что рынок газа в Европе кардинально изменился: за короткое время Европа прошла колоссальный путь по диверсификации источников. Во-вторых, потому что Украина тоже довольно успешно реформировала свой газовый рынок. Подписан контракт с Shell по освоению месторождений сланцевого газа. Вскоре мы ожидаем подписания контракта с ExxonMobil (уточнение – контракт планируется подписать с Chevron) по освоению Олесского месторождения сланцевого газа – он сейчас готовится правительством. Это – еще около $10 млрд инвестиций.

Интервью состоялось в ходе 10-й ежегодной встречи Yalta European Strategy.

Добавить комментарий