uaplace

20 Август, Понедельник 2018

Ханне Северинсен: о украинской судебной системе и политике

E-mail Печать PDF

Прежний депутат парламента Дании, которая длительное время была докладчиком Парламентской Ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ) по Украине Ханне Северинсен, невзирая на свой выход на пенсию, продолжает заниматься украинской политикой. В свое время она даже была в статусе добровольного советника Юлии Тимошенко. А сегодня, по прихоти судьбы, Северинсен опять защищает Тимошенко, но теперь не как ее советник, а как правозащитница. С госпожой Северинсен мы встретились в кулуарах ПАСЕ, где на нынешней сессии украинский вопрос едва не стал ключевым.

Госпожа Северинсен, что привело вас в Ассамблею в этот раз?
Я работаю в Датском Хельсинском комитете по правам человека - я пришла туда, когда завершила свою карьеру в датском парламенте. У меня есть коллега, Микаел Лингбо, который занимается расследованиями, в частности на международном уровне, изучая судебные дела, которые могут нарушать права человека. Он решил, и я во многом вдохновила его на это решение, в январе этого года заняться несколькими делами против политических деятелей в Украине, например, делом прежнего министра внутренних дел Юрия Луценко и прежнего первого заместителя министра юстиции Евгения Корнийчука, это были два первых дела, которые он отслеживал. Позже, когда была арестована Юлия Тимошенко, он также начал следить за этим делом, и за делом прежнего исполняющего обязанности министра обороны Валерия Иващенко.
В результатах его исследований для меня было интересно увидеть, вы знаете, я всегда критиковала юридическую систему, юстицию, если мы говорим о последних 15 годах, но грустно увидеть, что то, что происходит сейчас, подтвердило мои опасения, и я думаю, это даже хуже.

Хуже чем было при Кучме?

Возможно, это также плохо, как было в советские времена. Может быть, судебная система всегда была такой плохой, и я знаю, что есть много заключенных, которые не получают достаточно защиты, не получают достаточных возможностей для встреч с родными. А эти четыре дела высших функционеров показали очень хорошо то, что и так известно, что защита не имеет возможности защищать подсудимых, что условия для людей в тюрьмах очень плохие, некоторые из них очень больны, как Иващенко и Луценко, и не получают медицинской помощи.
Также интересно посмотреть, как построены сами расследования против прежних функционеров. Потому что, когда мы смотрим со стороны, в моей стране, например, то их решения считались бы нормальными политическими решениями, а в Украине они криминализированы. Власть часто говорит, что она борется с коррупцией, но в этих случаях нет коррупции, то есть преступлений с целью обогащения для себя, а, как в случае с Тимошенко, - для решения газовой проблемы. Она была в условиях холодной зимы, когда ЕС говорил ей: «Делай, делай это», а прежний Президент Виктор Ющенко не делал ничего, кроме того, что сложил руки. И она должна была принимать какое-то решение, а насколько оно плохое - это всегда может обсуждаться. Я, например, могу сказать, что соглашения Виктора Януковича, подписанные в Харькове, были не на пользу интересам Украины.
В любом случае, если вы хотите возбуждать такие дела, как против Тимошенко, то это должно происходить по процедуре импичмента. Но криминализировать политические решения... Если бы это делалось везде, то тюрьмы всего мира были бы заполнены министрами.
Вот такие мессиджи мы передаем ПАСЕ, поскольку Украина является членом Совета Европы и пообещала выполнять обязательства перед Советом Европы.
Если мы сравним то, что говорит ваш министр, я слушала выступление министра иностранных дел, и когда он говорит, что премьер-министр Исландии, например, находится в суде, он не говорит, что это – суд импичмента, где работают специально назначенные судьи, которые разбирают политические дела.
Очень важно, чтобы был мирный, скажем так, способ перехода власти от одного правительства к другому, чтобы члены правительств не сажали друг друга в тюрьмы.
Назвать дело коррупционным, и следовательно посадить оппонентов в тюрьму – это очень серьезно, поскольку это значит, что ключевые фигуры украинской оппозиции не смогут принимать участия в выборах. Я думаю, что Виктор Янукович не подумал хорошо, поскольку в результате оппозиция в настоящее время стала намного болем сплоченной, она сотрудничает больше, чем это было бы, если бы Тимошенко не посадили в тюрьму. Я думаю также, что Европе следует знать, что происходит, и реагировать.

Как известно, сегодня доклад Датского Хельсинского комитета вы представляете на заседании Мониторингового комитета ПАСЕ. Какой могла бы быть дальнейшая реакция Ассамблеи на ваши исследования?

Да, сегодня мой коллега Микаель Лингбо представляет доклад на заседании Мониторингового комитета ПАСЕ. Вот прошло уже 45 минут, очевидно, что доклад вызывал большой интерес. И я думаю, что в докладе Мониторингового комитета на следующей сессии ПАСЕ по Украине следовало бы вспомнить все эти системные проблемы, которые, Украина, возможно, имела все время, но которые стали особенно заметны благодаря делам против высоких чиновников.

Накануне группа Европейской народной партии предлагала включить в повестку дня нынешней сессии срочные дебаты относительно Украины, но это предложение не набрало необходимого количества голосов. Считаете ли вы, что такие дебаты следовало бы провести?
Да, действительно, было большинство в зале, но не было необходимых двух третей голосов “за”. И это в частности потому, что на заседании Бюро нашлись многие люди, которые выступили против. Многие люди недостаточно информированы.
Вообще, я думаю, что для тех, кто сидит в тюрьмах без медицинской помощи, было бы хорошо, если бы был назначен специальный докладчик относительно политических заключенных. Я знаю, что Марилуиз Бек из Юридического комитета, которая является докладчиком по верховенству права, поедет и оценит ситуацию с политическими заключенными в Украине. Это хорошо. Было бы неплохо, чтобы потом Мониторинговый комитет сделал доклад обо всех системных проблемах. Знаете, я помню, как в 1999 году нам обещали в Украине, что мы сделаем то и то на протяжении трех месяцев, но система так и осталась неизменной.

Будете ли вы продолжать вы работу над этими делами?
Это зависит в известной мере от ресурсов, нас финансируют некоторые датские фонды, и если они дадут нам зеленый свет, то мы хотели бы заняться оценкой и других дел. В частности, мы хотели бы отследить судьбу тех, кто протестовал против Налогового кодекса, следить за теми, кто пострадал в результате событий на День независимости в Украине, когда под вопрос было поставлено право на свободу собраний. То есть, если у нас будут ресурсы, мы расширим работу, ну а что касается этих четырех дел, то тут мы, конечно, продлим отслеживать ситуацию в любом случае.

Добавить комментарий