uaplace

19 Декабрь, Среда 2018

Нынешние мужчины Анастасии Волочковой

E-mail Печать PDF

В откровенном интервью российская балерина рассказала о том, как воспитывает свою любимую дочь Ариадну, какие отношения поддерживает с бывшим мужем и сколько мужчин на данный момент в ее жизни.


Настя, вы с бывшим мужем Игорем Вдовиным после развода сумели сохранить теплые отношения — порой даже кажется, что между вами нечто большее, чем дружба…
– В момент расставания нам с Игорем хватило мудрости не рассориться, и Ариша совершенно не чувствует, что у нас что-то не так, как у других. Несмотря на расставание, в наших отношениях до сих пор больше романтики, чем у многих пар со штампом в паспорте. Мы-то, слава Богу, этот штамп так и не поставили. Да, у нас была пышнейшая свадьба – пир на весь мир. Голливуд отдыхает… Но это был просто праздник, и расписывалась я в пустом бланке – с улыбкой на лице и ощущением праздника в душе и на сердце. Все происходило именно так, как я хотела. Вот, кстати, почему, расставшись, мы ничего не делили.

Мне важно оставаться независимой. Я пришла к этому совершенно осознанно. Десять лет назад, до Игоря, моя жизнь была связана с олигархом: крутым человеком, со знакомствами, с возможностями. Мы прожили два с половиной года в нереальной любви. А потом я обнаружила, что мой сильный и состоятельный мужчина меня… не защищает. Такой произошел надлом! Нет, он, конечно, вступался за мою честь, когда речь шла, допустим, о недоброжелательном взгляде на дискотеке. Но когда я реально нуждалась в элементарной защите от нападок прессы, от зависти коллег в балетном цехе (а там, поверьте, творится настоящий бардак), то я оставалась совершенно одна. Мне пришлось научиться защищать себя.

Когда решила закончить эти отношения, то поняла, что такое месть отвергнутого мужчины, сильного и влиятельного. Он совершал чудовищные поступки, за которыми последовало мое увольнение из Большого театра, судебные процессы, разгром моего офиса, уголовное дело на мою маму, угрозы моей жизни… Пережив этот кошмар, я раз и навсегда решила, что деньги заработать всегда смогу, но плясать под чужую дудку не буду. Когда я решусь связать свою жизнь с другим человеком, двери дома, в котором я живу, и тогда будут открыты для Игоря.

То есть вы считаете правильным обсуждать с Игорем свои личные отношения? Попросить у него, например, совета относительно нового поклонника?
– Конечно! Уже три года мы живем в загородном доме. Игорь может приехать туда в любой момент. Или я могу позвонить и пригласить его пообщаться. И это так здорово: я приезжаю уставшая, а дома уже банька топится, во дворе шампанское стоит на пенечке, перепела крутятся на вертеле. Мы с Игорем, как друзья, обсуждаем любые темы. Он, кстати, сам однажды сказал мне: "Настенька, у такой роскошной женщины, как ты, должно быть трое мужчин: один — для души, второй — для безудержного секса, а третий — для романтических увлечений".

Вы последовали его совету?
– Да, у меня есть своя жизнь, и я наслаждаюсь ею. Обычно у женщин секс – запрещенная тема, а если они о нем и говорят, то что-нибудь вроде: "Ой, что вы, мужчина у меня один…" А вот я позволяю себе жить открыто, и скрывать мне нечего. Без любви и романтики я не смогла бы выдавать сильные эмоции на сцене. Недавно, например, вернулась из романтического путешествия на Бали. Не буду говорить с кем, потому что мой спутник — человек известный и в рекламе не нуждается. Достаточно того, что нам было очень хорошо. Но он в моей жизни не единственный. И что в этом плохого? Я свободная женщина, ни к кому не привязана.

В книге История русской балерины вы писали о своем романе с голливудским актером Джимом Кэрри. С ним дружеские отношения сохранились?
— Мы познакомились в 2002 году. Джим прилетал ко мне. Я узнала его с совсем другой стороны. На экране он смешной, постоянно дурачится, а в жизни оказался очень глубоким человеком. Я почувствовала в его душе отчаяние, грусть, неудовлетворенность окружающим миром. Он очень переживал из-за того, что не может наладить свою личную жизнь. Спустя какое-то время Джим признался, что мечтал ее устроить и со мной. Но многое не складывалось. "Да, я влюблен, но как мы будем жить вместе, если у тебя гастроли, а у меня съемки на другом конце света?" – расстроенно говорил он мне. Потом я вышла замуж за Игоря, родила дочку, Джим тоже женился. Несколько лет мы не общались. А год назад раздался звонок из Америки: "Привет, это Джим!" Оказывается, в тот момент он как раз разводился и искал дружеской поддержки. Сначала разговаривали немного отстраненно, на самые нейтральные темы. Но постепенно тон теплел, и мы с улыбкой стали вспоминать время, когда встречались.

Вы общались с олигархами, интеллектуалами, знаменитыми актерами… Какого мужчину видите рядом с собой в будущем? Такого, который подстроится под вашу жизнь, или же поведет вас за собой?
– Кто мне нужен? Красивый, молодой, сексуальный, умный, с чувством юмора, галантный, умеющий преврати­ть жизнь женщины в праздник… И весьма состоятель­­ный. В 18 лет еще неважно, сколько денег зарабатывает твой избранник. Но мне 36. Я создала себя сама, 15 лет выступая на большой сцене. И нуждаюсь в человеке, который будет мне соответствовать.

Складывается ощущение, что вы планомерно растите из дочки звезду?
– Да не ращу я из нее звезду! Она сама ею станет. Я вижу, что ее тянет к музыке, танцам – без этого Ариша не может. С трех лет она солистка детского ансамбля Домисолька, занимается в моей школе актерским мастерством, танцами и вокалом. Как у нее хватает на все сил и времени, не знаю… Мне лишь хочется, чтобы о ней говорили не как о дочке Анастасии Волочковой, а именно как об артистке со своим собственным именем – Ариадна Волочкова.

Вы часто в поездках, на гастролях… Не отдаляет ли это вас от дочки?

– Когда мы вместе, я принадлежу только ей. По утрам мы вдвоем пьем чай. Если Ариша садится на качели во дворе, я стою рядышком. Последнее увлечение дочки – самокат. Она уговаривает:"Мама, ну прокатись со мной кружочек вокруг дома". И я, хотя и не умею, встаю на самокат… Вечером мы вместе паримся в бане, плаваем в бассейне. У Аришки нет режима, как и у меня.

В
ы ни в чем не отказываете дочке — не боитесь ее избаловать?
– Знаете, я помню, что такое спать на полу и скитаться по коммунальным квартирам знакомых с мамой, папой, бабушкой – инвалидом без ноги, котом, собакой, попугайчиком, хомячком… И я не хочу, чтобы моя дочь попадала в подобные ситуации. Но она растет очень доброй девочкой. Когда ей исполнилось четыре года и она уже стала более-менее осознавать, что происходит вокруг, я взяла ее с собой в сочинский детский дом. Долго готовила ее к этому. Раньше просто рассказывала, что я помогаю деткам, у которых нет мамы и папы, которые бы о них заботились, что даю благотворительные концерты, чтобы помочь им купить самое необходимое… Пришлось объяснить, что живут они хуже, чем она: "Вот ты споришь, какие колготочки надеть – красные или зеленые, а у этих детишек, может быть, всего одни колготочки, и, возможно, рваные". Арише настолько запали в душу эти слова, что еще долго она меня просила: "Мама, а расскажи мне про деток, у которых рваные колготочки". Сейчас дочка спрашивает, что мы привезем в детский дом, что будем там делать. И знаете, с тех пор как она поняла, что люди живут по-разному, у нас дома стало меньше скандалов насчет того, какой йогурт покупать – ванильный или клубничный, что выбрать– кока-колу или спрайт.

А к вопросам Ариши о взрослой жизни вы готовы?
– На сто процентов. Ответы на них у меня уже есть…

 

Добавить комментарий