uaplace

23 Май, Среда 2018

Фронтмены движухи

E-mail Печать PDF

С Россией все настолько плохо, насколько это можно себе представить, однако здоровое осознание этой истины большинством граждан может дать точку опоры и наконец сменить «движуху» на движение.

 


Используемый политтехнологами для имитации политической активности термин «движуха» лучше всего передаёт суть происходящего в российской политике накануне выборов Госдумы и президента. Переливы и шевеления политической биомассы заменяют собой публичную политику, основанную на противостоянии интересов и на столкновении ценностей.
Политическая система в целом совершенно обветшала и выродилась и всё хуже выполняет даже установившуюся в середине и конце 90-х годов роль фасада, скрывающего свершившуюся приватизацию государства бюрократией и омертвение общества.
Власть фрагментирована, разобщена и не способна на действия, даже имея в виду отдалённые перспективы перемен, создания хотя бы предпосылок для будущего здорового существования страны. Утверждение, что страна управляется из Кремля или, допустим, «Белого дома на набережной», является мифом.
Управлять и «контролировать финансовые потоки» — разные вещи. Выхода из создавшегося положения не видно.
Наш государственный корабль несётся по морю с русским «авосем» вместо карты, с надеждой, что куда-нибудь да доплывём. И давно уже девизы «спасайся, кто может» и «махни на всё рукой» являются единственной жизненной философией большинства наших граждан, несмотря на тонны лицемерия, льющиеся из телевизора, интернета, газет и журналов. Ни дикторы, ни зрители во всё это не верят. Исполняется какой-то странный ритуал, все участники которого понимают его пустоту. Очень всё это напоминает шествие римских жрецов салиев, проносивших раз в году с медным стуком по городу щиты бога Марса, «приплясывая и распевая древнюю песню, смысла которой давно никто не понимал».
В общем-то, российского общества и государства «Российская Федерация», пожалуй, уже и не существует. Если ничего не изменится, то только вопрос времени осознание широкими слоями граждан, что Россия является failed state — государством, не способным исполнять свои функции. В самом деле, в нашей стране мирно уживаются разговоры о военных реформах с коррупционными скандалами в армии, регулярно рвущимися складами боеприпасов и двадцать (!) лет тянущейся неспособностью отменить призывное рабство. Столь же мирно соседствуют открытые разоблачения невиданных богатств высоких государственных чиновников и продолжающееся их сидение на своих местах. Продолжается очевидная деградация здравоохранения и образования.
Приметой времени является шутка, что скоро МГУ имени Ломоносова переименуют в ПТУ имени Ломоносова. Такое впечатление, что разрушительные тенденции идут, не считаясь с усилиями, которые предпринимают власти.
Разбираться в сплетениях российской политики дело болезненно-тяжёлое. Всё равно что изучать мир психически больного человека. Как только не ругали свободные средства массовой информации «Народный фронт» В. Путина, но почему-то мало обратили внимания на другое схожее явление — «Объединённый гражданский фронт» Г. Каспарова, много лет «роющий окопы» в российской политике. Знаки и возможности разные, но суть одна — щегольнуть именем, взятым из непонятой истории, а затем разными технологиями «надувать» шарик, который живёт ровно столько, насколько хватит «воздуха» — различного рода ресурсов. Из той же области заимствованных слов и бессмысленного содержания «солидарность» и «партия народной свободы». Или какие-нибудь, мифические «народные ополченцы», измышленные лидером российских коммунистов Г. Зюгановым. Подобное совершенное сходство внутренней пустоты «радикальной оппозиции» и «власти чекистов» составляет примечательное явление российского политического ландшафта.
Единственным источником рационального поведения в России является, пожалуй, только частный бизнес. При всей условности частной собственности в России только работающий на конкурентных рынках бизнес совершенно вне зависимости от его владельцев обязан «быть в форме».
Стремление получить прибыль, оценить издержки, выстроить перспективы, если нужно, бежать в «тень» — его черты. Но совершенно другая картина, конечно, в мире т. н. государственных компаний. Здесь, по существу, царство всё той же «движухи».
Наверное, людям всегда по большей части хочется быть оптимистами. Но в случае с перспективами современной нам России для этого оптимизма, если вдуматься, нет решительно никаких оснований. В конце концов, мало ли было в истории государств, себя изживших? «И что же Рим? И где монголы? И, скрыв в груди предсмертный стон, куёт бессильные крамолы, дрожа над бездной, Альбион». Почему уничтоженная в ходе социального эксперимента большевиков и формально «возрождённая» в начале 90-х Россия должна рассчитывать на какую-то счастливую судьбу? Какие для этого есть основания?
Огромные природные ресурсы, присвоенные небольшой группой лиц? «Вертикаль» как альтернатива либеральной демократии, о которой в начале десятых годов как-то неудобно даже и вспоминать? Или же воспеваемое славное прошлое, принадлежащее совершенно другим государственным системам, существовавшим на той же территории? В любом случае то, что предки в период создания московского государства, в смутные времена или расцвета империи, оказывались на высоте задачи, ещё ничего не гарантирует для современных измельчавших россиян, по большей части знающих историю из телевизионных комиксов. Подобное знание как раз и порождает тошнотворные «фронты», «ополчения» и «народные свободы».
Может быть, если граждане в нашей стране постараются снять паутину со своих глаз, трезво задумаются о своём бывшем, настоящем и будущем, а также о том, что ждёт их детей и внуков в распадающейся России, ничего особенного и не произойдёт. Возможно, что силы распада настолько заданы предыдущим ходом истории, что им невозможно противостоять. Но, во всяком случае, если и существует общий выход, то он прежде всего в здоровом осознании той истины, что с Россией всё настолько плохо, насколько это только можно себе представить. Если это со временем будет понято большинством граждан, то появится точка опоры. И «движуха», может быть, сменится движением.

ТЕКСТ: Алексей Мельников

 

Добавить комментарий