uaplace

22 Июнь, Пятница 2018

Газовые соглашения Путина - Тимошенко: есть ли выход?

E-mail Печать PDF

Украинская власть и оппозиция должны осознавать, что нынешний российский режим недоговороспособен, он никогда не станет выполнять соглашений, которые считает невыгодными для себя... Окончание.

 

В результате газовой войны января 2009 года Газпром получил газовые соглашения, которые считаются самыми выгодными для него за всю историю его существования. В то же время Украине договоренности Тимошенко и Путина ежегодно приносят многомиллиардные убытки. Кроме того, эта война дала возможность российскому руководству решить стратегическую задачу - навязать европейским странам бессмысленное с экономической точки зрения строительство газопроводов в обход Украины.

Ющенко так и не понял, что такое национальная безопасность
Возникает вопрос - могли ли события развиваться как-то иначе? И имели ли украинские руководители возможность защитить национальные интересы в той газовой войне?
Убежден, что да. Хотя для этого нужно было, чтобы Виктор Ющенко еще с начала двухтысячных годов не позволял тем или иным бизнесменам оплачивать свои счета, становясь их заложником. А став Президентом, он должен был четко сформулировать для себя и своей команды - каким образом будет выстраиваться энергетическая безопасность Украины и как будет реформироваться наш газовый «монстр».
К сожалению, Виктор Ющенко, похоже, так этого и не понял до конца своей каденции.
Хотя, как хорошо известно, украинский нефтегазовый монстр был создан при инициативе и активном участии Игоря Бакая лишь ради обогащения наших власть имущих.
Газовые соглашения могли бы быть другими, если бы госпожа Тимошенко еще с начала 2005 года не начала реализовать свое намерение занять президентское кресло. Для этого она готова была договариваться с кем угодно и на каких угодно принципах. Бесспорно, она могла добиться лучших газовых соглашений, если бы не действовала по принципу революционной целесообразности...
Партия регионов думала, что останется в выигрыше
Газовые соглашения Нафтогаза могли бы быть по крайней мере не хуже, чем у остальных европейских партнеров Газпрома, если бы тогдашний лидер оппозиции Виктор Янукович и Партия регионов осознавали, что проигрыш Украины в газовой войне с Россией обернется поражением прежде всего не для тех, кто был тогда у власти, а для украинских предприятий и граждан, в том числе и сторонников ПР.
Газовые соглашения могли бы быть другими, если бы Виктор Янукович и Партия регионов были дальновиднее и думали о том, что поражение в газовой войне станет огромной головной болью для них самих, когда они придут к власти.
Январские газовые соглашения могли бы не быть петлей на шее украинской экономики и украинских граждан, если бы к тому же вся наша политическая элита на протяжении всех лет независимости не рассматривали власть лишь как инструмент для собственного обогащения.
Хотя, если бы это все было так, может мы и жили бы совсем в других условиях, и это была бы совсем другая страна.
Что должна была бы сделать украинская власть, если бы защищала национальные интересы
Так что должна была бы сделать украинская власть, оказавшись в условиях газовой войны с Россией.
Сначала об общих принципах, на которых должна была строиться позиция Украины в конфликте с Россией.

Политический режим в России
Во-первых, украинская власть и оппозиция должны понимать, что политический режим в России с ее нынешними кормчими - агрессивный и недемократический. Он готов без всяких сентиментов вести войну за собственные интересы. Это могут быть как информационные, газовые, торговые, так и традиционные вооруженные войны. В сущности, это тот же имперский режим, который веками действовал по принципу «разделяй и властвуй».
На сегодня никто не может выстроить с российским режимом дружеские отношения. Ни одно правительство. В России понимают лишь силу и считаются лишь с сильными.
А потому украинская власть и оппозиция, если они вообще хотят сохранить Украинское государство, конфликтуя внутри страны, должны были быть едины в защите национальных интересов, особенно когда речь идет о конфликтах с Россией.
Российская власть недоговороспособна
Во-вторых, украинская власть и оппозиция должны четко осознавать, что нынешний российский режим недоговороспособен. Он никогда не станет выполнять те письменные, а тем более устные соглашения и договоренности, которые будет считать невыгодными для себя. При этом российские правители будут всегда пытаться оказывать давление, на тех, кто заключил с ними неравноправные и несправедливые соглашения.

Переговоры тет-а-тет
В-третьих, украинская власть и оппозиция должны понять, что никакие прямые переговоры с российскими вождями «один на один», к тому же проведенные в тайне, будут всегда использоваться ими для давления, дачи взяток и нескрываемого шантажа.
Европейский путь
В-четвертых, украинская власть и оппозиция, если они не хотят стать лишь провинциальными деятелями малоррссийской губернии, должны избрать европейские путь развития, без пустых попыток проводить неэффективную разновекторную политику. Только в этом случае можно рассчитывать на поддержку и участие европейских государств и Соединенных Штатов в евроинтеграционных стремлениях Украины. Другое дело, что внешняя политика всегда является продолжением политики внутренней. Если в основе внутренней политики лежит коррупция, заангажированность и коррумпировнность судей, безнаказанность власть имущих, предубежденность и политическая зависимость правоохранительных органов, - то все разговоры о евроинтеграции не будут восприниматься серьезно ни в самой Украине, ни тем более в европейских странах.

Действия должностных лиц на переговорах с Россией
Как бы должны были действовать во время последнего газового конфликта с Россией государственные деятели, которые бы действительно пытались защитить национальные интересы Украины? Особенно принимая во внимание то, что Украина остается монополистом по транспортировке российского газа в центрально- и западноевропейские страны и в начале январе 2009 года в украинских газохранилищах содержалось около 30 миллиардов кубометров газа, а после газовой войны 2006 года был разработан механизм реверса газотранспортной системы.

"Попробуйте побороться"?
Во-первых, следовало немедленно разработать стратегию и тактику ведения газовых переговоров. Решение о принятия или отклонении тех или иных положений газовых соглашений принималось на уровне: «Ну, попробуй там еще как-то побороться за цену и условия контракта». О какой стратегии здесь может идти речь? Это в лучшем случае - непрофессионализм.
Украина «крадет газ»?
Во-вторых, не нужно было бояться жестких слов в адрес российских властей. На постоянные лживые обвинения, что, мол, Украина «крадет газ», необходимо было, нужно было ответить как Президент Беларуси Лукашенко. Он сравнил выпады российской власти с действиями нацистской Германии, которая устраивала блокаду Ленинграда...

Только в присутствии представителя ЕС
В-третьих, следовало объявить, что, учитывая недоговороспособный характер российской власти, Украина готова вести переговоры с московскими власть имущими лишь в присутствии представителей ЕС. Любой другой формат переговоров считать невозможным. Интересно, что сами российские правители во время событий января 2009 года категорически отказывались от такого формата переговоров. Понятно, он бы сделал невозможным подписание газовых соглашений, которые под давлением Тимошенко в конечном итоге подписали руководители Нафтогаза.

Только на границе с Россией
В-четвертых, для прекращения обвинений со стороны российских правителей в адрес Нафтогаза украинская сторона должна была объявить следующее. Мы готовы обеспечить транспортировку российского газа через территорию Украины без ограничений, но только на основании соглашений с консорциумом европейских компаний, которые будут покупать его на границе с Россией (а не на границе ЕС с Украиной, как это делается сейчас). Или такой способ, или никакой.

Отделить ГТС и газохранилища
В-пятых, нужно было объявить о юридическом отделении от Нафтогаза украинской ГТС и газохранилищ и ввести в их наблюдательные советы независимых представителей Еврокомиссий. Также - предложить Еврокомиссиям использовать украинские газохранилища как резервные для стран ЕС.

Участие международных юристов
В-шестых, для ведения переговоров и подписания газовых соглашений необходимо было привлечь одну из ведущих международных юридических компаний, которая специализируется на заключении контрактов в сфере газоснабжения. Тогдашний председатель Нафтогаза Олег Дубина очень странно объясняет следователям причины включения в газовое соглашение нормы о 300-процентных штрафных санкциях в случае неиспользования полного месячного объема газа. Мол, эту норму включили в соглашение потому, что, со слов главы Газпрома Миллера, такие условия вроде бы предусмотрены в других газовых соглашениях Газпрома. Что это, непрофессионализм Дубины? Или нас держат за дураков?
Смесь коррумпированности и непрофессионализма просто вопиющая. Контракты на десять лет общей стоимостью свыше 100 миллиардов долларов вычитываются и подписываются, что называется, «на коленях». И такую «коленную» вычитку бывший премьер-министр Тимошенко преподносит как личную заслугу, как свидетельство ее переживания за национальные интересы.
Железный аргумент - европейский опыт
В-седьмых, в переговорах о закупке газа главным аргументом для установления формулы цены газа должен был быть европейский опыт. А именно - принцип равной доходности при ведении бизнеса. То есть доход, который Газпром получает, продавая газ в Украине, не может быть существенно выше доходов от его продажи другим европейским потребителям.

Коэффициенты и спотовые цены
В этом случае формула должна была предусматривать несколько коэффициентов, снижающих базовую цену. Эти коэффициенты должны были бы определяться различиями в закупке газа в отопительный и летний периоды, объемами газа (чем больше, тем дешевле). Кроме того, Нафтогаз должен был бы требовать скидку, связанную с гораздо меньшим транспортным плечом доставки газа в Украину. По крайней мере во время газового конфликта в начале 2006 года такой аргумент публично признавали представители Газпрома.
Кроме того, в соглашении должно было бы быть предусмотрено право Украины покупать до 15-20 процентов газа по спотовым ценам (спотовый контракт - это соглашение покупки-продажи имеющегося товара со склада, хранилища, элеватора и передача его покупателю по первому требованию сразу же после оплаты). Газ по спотовым ценам на европейском рынке неоднократно был значительно дешевле чем продаваемый по долгосрочным соглашениям. В соглашениях Газпрома с рядом крупных европейских покупателей такая норма предусмотрена.
Если бы россияне заявили, что Украина не имеет возможности получить газ, купив его по спотовым ценам, нужно было ответить так. Нафтогаз готов покупать газ по спотовым ценам на европейском рынке и поставлять по поручению Газпрома его европейским контрагентам в обмен на поставку газа Газпромом по такой же цене для Нафтогаза.
Что же касается тарифов на транзит газа, то и там позиция украинской стороны должна была быть куда жестче. Тарифы не могут быть в разы ниже, чем в других соглашениях Газпрома со странами-транзитерами.
Очевидно, что выставление встречных, грамотно выстроенных требований Нафтогаза к Газпрому не гарантировало получения полностью справедливых и взаимовыгодных контрактов. Однако российские власти были бы вынуждены идти на существенные уступки Нафтогазу, иначе сами подтолкнули бы Украину к полной интеграции украинской ГТС в европейскую энергетическую систему. А транспортировать газ все равно пришлось через территорию Украины. В этом случае стало бы меньше энтузиазма у европейских стран строить бессмысленно дорогие газопроводы в обход Украины.

Сокращение энергопотребления
Понятно, что заняв жесткую позицию, Украине пришлось бы объявить и провести в чрезвычайно сжатые сроки реформирование газового рынка Украины. Пришлось бы честно сказать гражданам Украины, что использование газа очень дорогое удовольствие, и его у нас гораздо меньше, чем угля. Те запасы газа, которые есть в наших недрах, - это национальное богатство, на которое имеет право не только нынешнее поколение, но и наши потомки. Потому весь газ, который добывается в Украине, будет продаваться на общем газовом рынке. И покупать его население будет вынуждено по ценам, которые выше, чем для крупных предприятий. Потому что расходы на его доставку розничным потребителям объективно выше.
Украине необходимо было бы за три-четыре года сократить общее потребление газа до максимум 30-35 миллиардов кубов, а его импорт должен был бы быть в пределах 10-15 млрд. При этом предприятия химической отрасли, которые уже почти все частные, должны были бы покупать газ за пределами Украины, и их выживание было бы вопросом и ответственностью их владельцев.

Печальные итоги
Собранные и проанализированные материалы неоспоримо свидетельствуют: газовая война января 2009 года и подписанные соглашения были заранее согласованы и совместно спланированы российскими власть имущими и премьер-министром Украины Юлией Тимошенко. Эти соглашения были составной частью сделанных втайне от украинского общества личных договоренностей госпожи Тимошенко и господина Путина, которые начались задолго до января 2009 года.
В результате этих договоренностей российская сторона получила чрезвычайно выгодные газовые соглашения с Нафтогазом, а также заставила европейские страны пойти на строительство газопроводов в обход Украины. Госпожа Тимошенко за это получила полную поддержку со стороны России и превратилась в фаворита российской власти на президентских выборах в Украине в январе 2010 года. Для специалистов очевидно, что такие убыточные для Украины соглашения о покупке газа и его транзита не могли быть заключены без личной выгоды.
В то же время я избегал предположений о «комиссионных», которые получали участники этих событий от подписанных соглашений. Это можно подтвердить, проверив, откуда, скажем, поступали средства на карточные счета, с которых оплачивались невероятно дорогие платья от Louis Vuitton и двухнедельное проживание семьи Тимошенко в испанской гостинице с суточной оплатой в 7 тысяч евро.
Такая возможность, скорее всего, есть у американского правительства. Но оно не должен привычки «палить» иностранных политиков, которые теоретически еще могут быть использованы в геополитических интересах Соединенных Штатов. Потому рассчитывать, что мы получим от них честный ответ на вопрос о тех счетах, вряд ли стоит.
Хотя для меня очевидно, что когда менеджер предприятия заключает соглашение о покупке товаров по ценам, значительно выше рыночных, при этом продает свои товары и услуги гораздо дешевле, чем на рынке, то он или полный дурак, не понимающий, что творит, или получает за это «вознаграждение». Никто и никогда не мог и не может назвать госпожу Тимошенко человеком, не разбирающимся в формировании цены на газ и тарифах на транзит. Могла ли она не понимать, какие контракты заставила подписать руководителей Нафтогаза, к тому же пойдя на прямой обман председателя Нафтогаза Олега Дубины, сообщив ему о директивах Кабинета Министров, хотя позже выяснилось, что тот таких директив не утверждал?..
Поражение в газовой войне 2009 года - это не только имперское коварство одних и предательство национальных интересов со стороны других. Это, к сожалению, еще и отражение интеллектуальной неполноценности, непрофессионализма и жадности того, что мы называем украинской политической элитой. Это и отсутствие моральных императивов и моральная непритязательность у наших журналистов, политтехнологов и партийных активистов, которые готовы отбеливать преступные действия политических лидеров. Лично полученные деньги для этой категории людей весят больше, чем национальные интересы Украины.
В печальной истории о газовом конфликте января 2009 года есть все - и национальная измена, и жажда к власти, и личное обогащение, и непрофессионализм и некомпетентность. Поражение в газовой войне - это поражение украинского народа, страдающего от него больше всего.
Сможет ли Украина вынести правильные уроки из тех событий?
Борис Кушнирук

Добавить комментарий