uaplace

22 Январь, Понедельник 2018

Конфуз в антиоранжевых тонах

E-mail Печать PDF

Еще пару месяцев назад можно было принять «антиоранжизм» за безобидную предвыборную трескотню. Должен же Кургинян что-нибудь кричать. На то и митинг. Но с тех пор в высоких кабинетах взвесили, надо думать, все «за» и «против» и пришли к выводу, что более мощной охранительной идеи у властей в распоряжении просто не остается.

Может быть, решающим аргументом стал выход из-под контроля скандала из-за фальсификаций на астраханских выборах. «Не допустим оранжевой революции» — вот тот найденный наконец неотразимый лозунг, с которым околоначальственные провокаторы выходят против голодающего Олега Шеина и его сторонников.
И, словно по сигналу, на «оранжевую угрозу» обрушились сразу с нескольких сторон.
В Госдуме при комитете по делам СНГ создается специальный совет, в котором лучшие умы займутся будто бы придумыванием способов профилактирования «цветных революций» на всем пространстве бывшего нашего СССР. Впрочем, исключительная нацеленность против «оранжевой угрозы» этой новой экспертно-консультационной структуры была сразу же официально опровергнута.
Но понятно, что, какие бы задачи ни ставились перед упомянутым советом, такое опровержение просто обязано было прозвучать. Это «Священный союз», профсоюз монархов, мог двести лет назад открыто провозгласить, что его задача — пресекать народные революции, а равно и все прочие формы низовой самодеятельности. Монархи имели то преимущество, что искренне верили, будто управляют своими державами по божественному праву и ни в каких народных волеизъявлениях не нуждаются. А сегодня даже в СНГ любое правительство обязано уверять, что оно продукт демократического выбора народа, сделанного в процессе свободного соревнования политических сил.
Поэтому на вольных пространствах «Священного союза-XXI» позволительно душить не любые, а только какие-то особенные и совершенно неподобающие формы соревнования политических сил. Такие, например, которые при пристальном изучении окажутся вовсе и не соревнованием, а злостным колдовством и чародейством.
И вот большая газета охранительного толка печатает многословнейший материал «Новый тип революций» и о том, как небольшие группы людей, специально обученные мировой закулисой (в основном американской), запросто свергают путем «цветных революций» один неколебимый с виду режим за другим.
Всего-то и надо: несколько активистов плюс небольшие гранты плюс тайное знание, краткий курс которого проходят в США, а то и заочно, не уезжая за рубеж. И чудо свершается: очередная держава от легкого толчка почти бесплатно и почти бескровно падает к ногам врага.
Это вам не возврат в XIX век, в цивилизованную эру «Священного союза». Это уже шараханье гораздо дальше — в самое средневековье, когда засуху или наводнение тогдашние эксперты объясняли злыми чарами, насланными парой-тройкой ведьм.
Верит ли само начальство собственным выдумкам? И да, и нет.
Опыт исторической украинской «оранжевой революции» как раз должен бы настраивать его на спокойный лад. Это событие было чем угодно, только не революцией. Иначе главный потерпевший от этой мнимой «революции» не занимал бы сегодня киевское президентское кресло, а главные ее активисты не сидели бы в тюрьме.
Но в действительности, произнося «оранжевая угроза», наши власти имеют в виду одновременно две вещи, друг с другом никак не связанные. Во-первых, подлинное или мнимое западное вмешательство в российскую политику — абстрактного госдепа, конкретного Макфола, каких-то НКО и пр. и пр. А во-вторых, массовые протесты против выборных подтасовок.
Западное вмешательство — и по хилым своим возможностям, и по своей некомпетентности, и по очевидному отсутствию воли — смотрится совершенно смехотворно на фоне тех внушительных инструментов манипулирования, которые сохраняются в руках российских властей.
Но какой-то частью своего сознания они и в самом деле его боятся. Их ведь так легко испугать. И этот корыстный страх за свое положение внешне схож с бескорыстной антизападной ксенофобией самой дремучей части сограждан, хотя у них и разные корни.
Духовное сотрудничество на ксенофобской почве высших наших слоев с самыми темными из слоев низших придает сегодняшней публичной жизни этакий архаично-параноидальный колорит. Но само по себе пропагандистское антизападничество хотя бы не ново. Советская номенклатура практиковала его много десятилетий, и до поры это укрепляло ее власть. Разумеется, сегодняшние антизападные декламации, с надрывом произносимые теми, кто всеми материальными и личными нитями связан с Западом, выглядят слишком уж лживо и исчерпают свой ресурс куда быстрее. Но почему бы не поиграть с публикой в эту игру, раз в запасе не осталось других? Тут просматривается хоть какая-то логика.
Но зато уж ни малейшей логики нет в нелепых попытках поднять массы против тех, кто уличает начальство в очередных выборных махинациях. Начальство явно переоценивает глупость подданных, воображая, что они станут защищать его право на жульничество.
Старания преподнести протесты против выборных подтасовок как результат иностранных подстрекательств впечатляют своим упорством, соединенным со стойким непониманием, что эти две вещи склеить не получится. Достаточно просто взглянуть на «оранжиста» Шеина с его биографией национал-патриота — и все поймешь.
Назойливо пугая людей никого не страшащим жупелом «оранжевой революции», непрерывно повторяя «или мы, или оранжевые революционеры», власти могут добиться только того, чего им стоило бы хотеть в последнюю очередь, — популяризации в массах идеи революции как таковой.
«Оранжевая угроза», внедряемая в качестве консолидирующей государственной идеи, поставленной задачи не решит и долго не проработает. Да, она плохо придумана и нелепо исполнена. Но дело не только в этом. Ведь точно такой же была судьба и у всех прочих пропагандистских идей путинской эпохи, претендовавших на статус общенациональных. Сначала их шумно раскручивали, а потом напрочь забывали.
Причина в том, что у верхов и низов абсолютно разный образ жизни, разные цели, разные надежды и разные опасения. Какой-либо честно исповедуемой единой идеологии, искренне объединяющей верхи с низами, в этой системе быть просто не может. И тут уж что ни сочини — нацпроекты, нанотехнологии, Сколково, план Путина, антиоранжизм — все обернется конфузом.


Сергей Шелин

Добавить комментарий