uaplace

16 Октябрь, Вторник 2018

Мнение Олеся Бузины: конец политики "панукраинства"

E-mail Печать PDF

«Идет ветер к югу, и переходит к северу, кружится, кружится на ходу своем, и возвращается ветер на круги свои», — сказано в книге Экклезиаста. И в той же части Библии есть еще одно знаменитое изречение: «Во многия знания — многия печали».

Не побоюсь преувеличения, сказав, что главное чувство, которое испытывает ныне украинское общество, это печаль, разочарование, грусть. Разочарование всех и вся. И во всем. Разочарованы сторонники Запада и Востока, России и Европы, власти, такой консолидированной в последнее время, и оппозиции, столь разобщенной после исчезновения с политического поля ее главных вождей. Никто не чувствует себя довольным. Даже олигархи. Виктор Ющенко и Юлия Тимошенко так и не создали новую Украину, о которой пели на Майдане, а Виктор Янукович так и не выполнил до сих пор своих предвыборных обещаний избирателям и не решил вопросы ни русского языка, ни экономического роста, который бы выражался не в отвлеченных цифрах статистики, а в реальном наполнении кошелька украинского гражданина.
Отовсюду слышатся жалобы и стенания. Малый и средний бизнес недоволен новым Налоговым кодексом, еще более усложнившим и запутавшим предпринимательскую жизнь. Частное предприятие в Украине сложно открыть. Но еще сложнее его закрыть! Взятка чиновнику по-прежнему остается обязательным условием быстрого решения любого вопроса. Налоги платятся авансом — еще до получения прибыли. Все, кто могут, уходят «в тень». А те, кто не могут, просто ликвидируют свой бизнес и подаются в бега или «ложатся на дно». Градус предпринимательского оптимизма очень низок. А ведь предприниматели — это самая активная часть общества. По их лицам можно увидеть, что такое реальный кризис экономики.
Но то, что мы переживаем, это не просто экономический кризис. Это кризис ментальный. Даже цивилизационный. Маленькая украинская цивилизация снова оказалась на распутье, исчерпав идейный запас того, что молодой Виктор Ющенко двенадцать лет назад назвал «панукраинством». Слово это почему-то не прижилось и очень быстро исчезло из политического лексикона, сменившись «европоцентризмом». Но, напомню забытое: ровно двенадцать лет назад, в своем первом интервью в ранге премьер-министра («Зеркало недели», 15 января 2000 г., «Мы девять лет жили аморально») Виктор Андреевич назвал основные принципы, по которым он сформировал тогда свое правительство и которыми собирался руководствоваться в дальнейшей деятельности: «Тема панукраинства должна стать фундаментом, на котором будет осуществляться дальнейшее строительство нашей государственности. Естественно, это должны быть профессионалы с чистыми руками».
Что из этого получилось, мы могли наблюдать вплоть до нынешнего дня. Виктор Ющенко получил тогда назначение премьер-министром после поездки президента Кучмы в США в самом конце 1999-го. Фактически кандидатуру Виктора Андреевича навязали Леониду Даниловичу американцы. Он был их ставленником. Тогда, двенадцать лет назад, политика «многовекторности» сменилась устойчивым движением Украины в сторону Запада, инерция чего не исчерпана до сих пор. Даже нынешние попытки уже президента Януковича договориться об ассоциированном членстве с ЕС — это результат того давнего выбора. Последствия его все еще продолжают определять украинскую внешнюю, а, следовательно, и внутреннюю политику. Мне кажется, этот путь придется пройти до конца — до самого чемпионата Европы по футболу, который станет символической точкой безуспешного и во многом иррационального стремления стать частью Запада — пусть неравноправной, пусть самой восточной, но хотя бы формально «западной».
Само слово «панукраинство» звучало, как пародия. История знает такие идеологемы, как «пангерманизм», «панмонголизм», «панславизм». Они всегда обозначали имперскую попытку объединить в наднациональное целое несколько родственных народов. За ними была сила и внешняя экспансия. Стяг пангерманизма поднимал Третий рейх, стремясь возбудить симпатии к нацизму во всех странах, имеющих германские корни — не только в самой Германии, но и в Бельгии, Голландии, Швеции, Норвегии. Панмонголизмом пугали Европу в самом начале XX столетия, когда на имперский путь вступила Япония — в ней видели силу, способную объединить народы Юго-Восточной Азии. А панславизм стал официальной идеологией Российской империи при Александре II и оставался ею вплоть до отречения Николая II, пока официальный Петербург не исчерпал попыток стать покровителем для всех славянских народов и завоевать Константинополь.
Как могло выглядеть на фоне этих помпезных великодержавных проектов провозглашенное Виктором Ющенко «панукраинство»? Как превращение всего видимого в мировой хутор? Как унификация сверху всех, кто считает себя украинцами, хотя фактически под этим именем собраны несколько этносов, различающихся по языку, религии и историческому происхождению? Приставка «пан» в переводе с латыни означает «все». Таким образом, «панукраинство» — это «всеукраинство», если говорить понятно, а не по «вченому», как Голохвастов. В действительности «панукраинство» вылилось в кампанию по оживлению локальной западноукраинской идеологии ОУН. Но за все пять лет ющенковского правления ее так и не смогли натянуть на ВСЮ Украину — на те степи, где УПА никогда не было. Очередная пятилетка была потрачена на утопию. Примерно такой же результат можно было бы ожидать, если бы к власти в Украине пришел президент-одессит и попытался распространить в качестве исторической памяти для Галичины сагу о Мишке Япончике. Почему этого не понимал Виктор Ющенко, трудно сказать. Как и то, почему Партия Регионов до сих пор не отбросила оставшуюся в наследие от предыдущей власти идеологическую шелуху.
Очень многое в истории Украины, расположенной на грани двух цивилизаций, зависит от влияния извне. Близящиеся президентские выборы в России и Соединенных Штатах, как и то, кто на них победит — Путин и Обама или их соперники, определит, качнется ли украинский маятник на восток или так и зацепится ярлычком «панукраинство» о Карпатские горы, после чего часы истории для нас действительно остановятся надолго.

Добавить комментарий