uaplace

18 Июнь, Понедельник 2018

Пол Кругман: в кризисах выживут сильные союзы

E-mail Печать PDF

По мере того как мы наблюдаем за неразберихой в еврозоне, многие укрепляются во мнении, что проблемы в большой степени связаны с фундаментальными отличиями в производительности и экономическом развитии стран Европы.

Отсталые, полуразвитые государства – такие как Греция и Португалия (я лично с этим не согласен, но эту точку зрения часто можно услышать) – были наскоро подцеплены к локомотивам типа Германии.
Так что с некоторым удивлением смотришь на данные Евростата по реальному ВВП на душу населения (или производительности, что выглядит сопоставимо). Конечно, Греция и Португалия – относительно бедные страны, ВВП на душу в которых составляет соответственно 82% и 77% от среднего показателя по ЕС. Это означает, что речь идет примерно о 76% и 71% от среднего показателя по еврозоне, поскольку страны Валютного союза несколько богаче, чем сам Евросоюз. Тем временем ФРГ демонстрирует 120% от среднего уровня по ЕС или 112% в рамках еврозоны.
Впрочем, такая же ситуация наблюдается в США. Согласно данным Бюро экономического анализа, в Алабаме ВВП на душу населения составляет только 74% от среднего по стране, в Миссисипи – 67%. В Новой Англии, а также в Нью-Йорке, Пенсильвании, Нью-Джерси, Делавэре и Мэриленде – 118% и 116%.

Иными словами, когда дело доходит до фундаментального экономического неравенства, еврозона выглядит не хуже, чем США.
Главное отличие заключается в том, что мы в США воспринимаем себя как единую страну и благодарно принимаем распределение бюджета, при котором огромные суммы регулярно перечисляются более бедным штатам, даже не задумываясь о том, что это – региональная проблема. Фактически дотационные штаты, как правило, голосуют за республиканцев и считают себя исключительно самодостаточными.
Действительно, мы тоже не всегда считали себя единой страной. До Гражданской войны люди говорили об «этих Соединенных Штатах» («these United States»), и лишь после войны местоимение «these» с названием страны стало привычным «the».
Таким образом, формулу успеха долларовой зоны можно резюмировать тремя словами: Уильям Текумсе Шерман (генерал, разгромивший главные силы южан во время Гражданской войны. – «НГ»).

В начале еврокризиса Жан-Клод Трише, тогдашний председатель Европейского ЦБ знал, что надо делать грекам: «У Греции есть ролевая модель, и эта ролевая модель – Ирландия», – заявил он Европарламенту в марте 2010 года.
И что из этого получается? Недавно МВФ опубликовал свой шестой обзор в рамках «договоренности о расширенном кредитовании» Ирландии (таким термином в МВФ называют спасение экономики). И этот отчет говорит о многом. Забавная и одновременно грустная штука заключается в том, что ирландский опыт дважды называли успешным. Минувшей осенью, через полтора года после триумфального заявления Трише, канцлерин ФРГ Ангела Меркель назвала Ирландию «выдающимся примером», а президент Франции Николя Саркози заявил, что страна «почти вышла из кризиса».
Однако эти похвалы снова оказались преждевременными.
Наиболее интересная и грустная вещь в последнем докладе МВФ – это холодный душ для тех, кто заявлял об успехе «внутренней девальвации», то есть попытках восстановить конкурентоспособность с помощью фиксированного валютного курса. Осенью прошлого года много трубили о резком снижении в Ирландии издержек на рабочую силу в единице продукции из-за роста производительности. В этом докладе в той или иной степени признается, что дело было в статистической иллюзии, отражающей тот факт, что очень капиталоемкие отрасли, особенно фармацевтика, лучше пережили кризис, чем трудоемкие сектора. Тем временем в реальности небольшое снижение зарплат в Ирландии на фоне их повышения в ФРГ продолжалось относительно медленными темпами. А обещанного вознаграждения в виде расширения доли на рынке все еще не наблюдается.
Опять-таки речь идет о стране, которая сделала все, чего от нее хотели.
Догадайтесь, кто выходит из кризиса?
«Исландия, конечно. Такой домашний и чистенький Центральный банк Исландии только что решил поднять процентные ставки на 25 базовых пунктов, чтобы бороться с признаками инфляции на фоне «сильного» внутреннего спроса», – отмечается в блоге Alphaville на сайте Financial Times.
если представить себе график,  данные для которого взяты из Statistics Iceland, то ВВП все еще не достиг прежнего пика. Но, думаю, кто-то может сказать, что в Исландии в гораздо большей степени, чем, скажем, в США, значительную часть того пика обеспечил финансовый сектор Понци, который не восстанавливается. (Американец итальянского происхождения Чарльз Понци организовал в 1920-х финансовую пирамиду, названную позднее в его честь. – «НГ»).
Полагаю, я стал одним из первых сторонних наблюдателей, который заметил, что неортодоксальная политика Исландии привела на удивление к не таким уж ужасным посткризисным результатам. Да, ее оздоровление идет лучше, чем в Эстонии, и значительно лучше, чем в Латвии.

Добавить комментарий