uaplace

15 Август, Среда 2018

Правильно ли сделала Тимошенко, превратив политический процесс в фарс?

E-mail Печать PDF

Когда начался суд над Тимошенко за те пресловутые газовые контракты с Россией, я попросила нескольких разных экспертов дать прогноз развития событий. Говорили разное, но ни один из них не смог предсказать, что судебный процесс над Тимошенко превратится в театр абсурда, по крайней мере так быстро, а ЮВ так успешно вживеться в роль «подсудимой».


Даже сам Янукович признал что Тимошенко стала «звездой» на суде над собой. Наверное завидует, ведь она привлекает внимание украинцев и мирового сообщества к своей персоне куда больше, чем он. Вот еще чего доброго, сманит на себя электорат, который и так стремительно теряет бело-голубая команда.
- Благодаря этому процессу ЮВ опять получила статус первого оппонента нынешней власти, - говорит политолог Александр Палий. - Безусловно, для нее это позитив. Потому что многие, разочаровавшись в Януковиче и команде и увидев в Тимошенко единственную альтернативу, могут опять к ней склониться.
Расмотрение "газового дела" еще только в начальной стадии (идет предварительное рассмотрение), а на судебном процессе уже было все: и образы, и драки между милицией и депутатами и журналистами, и дисциплинарное выведение Тимошенко из зала суда за «неуважение» к нему.
Чего только стоят диалоги между судьей Киреевим и подсудимой Тимошенко. Журналисты уже назвали общение между ними «высокими отношениями». Чуть ли не каждый раз когда Киреев обращается к ЮВ, в зале смех. Фраза «подсудимая, к вам суд обращается», звучит здесь просто комично, хотя бы потому, что госпожа Тимошенко никогда не встает с места, когда к ней обращается «суд» и с нескрываемым презрением и вызовом отвечает этому «суду».
Как известно, в знак уважения к суду нужно вставать, когда судья обращается к кому-либо из участников судебного процесса. Тимошенко же не делает этого, наоборот - говорит, что это ее знак протеста, потому что «этот суд не является судом». В целом она не упускает ни одной возможности, чтобы выразить свое пренебрежение судье Кирееву. Тот тоже не скрывает своего презрения к «подсудимой» и раздражения. Его нервозность выдает... бровь, которая так некстати дергается, когда госпожа Тимошенко называет его преступником или награждает другими эпитетами.
- Судья Киреев, если его можно так называть, - говорит Тимошенко, - за два года предыдущей работы в районном суде Киевской области из 32 решений по уголовным делам 20 принял с полным нарушением закона. Он покрывал и выпускал на волю представителей наркомафии, убийц, людей, которые совершавших разбой и другие преступления. 20 приговоров, которые он вынес, - это дела, в которых полностью были доказаны преступления, а он закрыл уголовные дела и выпустил (преступников) на свободу».
Бровь судьи нервно дергается...
Дергается она и тогда, когда звучит, что господин Киреев «зависим от Януковича», что он «нелюдь» или просто повтор, что этот суд - политическая расправа.
Да, Тимошенко сознательно превращает процесс над собой в фарс, абсурд, комедию... Она не только намеренно, заранее продумав, задает такой тон судебным перипетиям, она прилагает все усилия, чтобы суд не пошел в каком-то другом направлении...
Можно представить, до какого абсурда дойдет, когда начнется допрос свидетелей, которые будут рассказывать о превышении ею служебных полномочий, когда подписывались те невыгодные газовые контракты.
У многих моих знакомых, считающих себя сторонниками Тимошенко, такое ее поведение в суде не вызывает восторга.
Но попробуем разобраться: есть ли у нее другой выход, чем вести себя именно так, учитывая, во-первых, что накопать при желании можно на каждого (тем более на высоких должностных лиц), а во-вторых, что этот процесс, как не крути, политический. Ведь все понимают - как ее сторонники, так и свирепые противники, - что судят ее не за преступления, а за то, что она остается очень влиятельным лидером оппозиции.
Так есть ли у нее другой выход?
По мнению аналитика Игоря Лосева, другого выхода у Тимошенко действительно нет. Ведь если «это дело вообще не подпадает под уголовное право с самого начала, а является просто политическим, то что ей остается?..
“Что касается поведения Тимошенко могу привести пример: был такой болгарин Георгий Димитров, которого судили в Лейпциге во времена Гитлера. Он вел себя намного хуже Тимошенко, очень непочтительно обращался к судьям, постоянно обижал Германа Геринга (государственный и военный деятель Третьего Рейха) и, несмотря на такое чрезвычайно плохое поведение, Димитрова нацистский суд оправдал. Но у него были шансы именно потому, что его судили в Лейпциге... Если бы Димитрова судили в тридцатые годы в Москве, у него бы не было никаких шансов. Суд над Тимошенко выглядит менее правовым, чем лейпцигский процесс. И его можно сравнивать не с нацистским судом, который оказался более-менее объективным (правовые традиции Европы сказались), а с московскими политическими процессами 30-х годов, где ни у Бухарина, ни у Крестинского, ни у Зиновьева не было никаких шансов на оправдание.
На политическом процессе, - а это политический процесс, - нужно вести себя политически. Чтобы описать этот суд, нужен талант Кафки, потому что здесь абсурд на абсурде... Этот процесс с самого начала абсурден, потому что здесь даже нет ни состава, ни факту преступления. И это абсолютно очевидно! Она от тех контрактов не имела личной выгоды. Наоборот - только неприятности, в том числе и политические (это отразилось на ее провале на президентских выборах). То есть она здесь абсолютно не выиграла.
Если судить Тимошенко за газовые соглашения в Москве, то нужно судить Януковича за Харьковские соглашения. Тимошенко территорию Украины никому не сдавала. Потому если ее нужно судить за превышение полномочий, то кое-кого - за государственную измену.
Да, то, что сделала Тимошенко в Москве, большая политическая ошибка, большой политический провал, но за это ее могут карать только избиратели на выборах, а не криминальная юстиция”.
Александр Палий тоже считает, что Тимошенко избрала правильную тактику.
“С ее стороне это - делегитимация суда, поскольку, по мнению большинства людей, он пристрастен и управляем - в соответствии с проведенной год назад судебной реформой. Суд сегодня - это абсолютно зависимый орган, никакого справедливого суда у нас не существует благодаря усилиям власти.
Поэтому Тимошенко избрала правильную тактику. Как она сама говорит, это не суд, а судилище. Поэтому даже ее такие очень женские поступки, оскорбления вполне уместны.
Хотя, стоит сказать, что в самой делегитимации суда ничего хорошего нет, как и у делегитимации власти. Сегодняшнее правительство фактически незаконно, потому что функционирует вопреки выборам в парламент 2007 года. То есть оно не конституционно, незаконно, не отвечает волеизъявлению и вообще никого не представляет. Это и есть делегитимация власти.
Тимошенко вставляет свои пять копеек в историю, публично презирая суд. Теоретически власть может посадить Тимошенко, но все равно надлежащего эффекта от этого не будет, потому что, как говорили древние римляне, еще ни один император не смог казнить своего преемника, то есть все равно за каждым императором приходит другой.
Откровенно говоря, я не вижу в этом разумной тактики власти. Они действуют нахрапом, хаотично”.
...Наблюдая за процессом, мы видим, что у Киреева своего рода установка - не удовлетворить ни одно ходатайство «подсудимой». Ни одно. Например, 7 июля после двух ходатайств об отводе судьи у Тимошенко возникло еще одно: сделать перерыв в судебном процессе на тридцать дней, чтобы новый защитник Николай Титаренко мог ознакомиться с уголовным делом объемом в пять тысяч страниц. Но судья принял ходатайство только «частично» - до 10.00 8 июля - а это уже был четвертый час по обеде 7 июля.
В итоге у защитника Титаренко 8 июля было уже другое ходатайство - о перерыве до понедельника ввиду плохого состояния здоровья. Поскольку он, чтобы изучить дело, спит по 2-3 часа в сутки, потому что суд ему не дал достаточно времени.
...Когда Титаренко жаловался на здоровье, сказал, что к нему в суде были применены «пытки» (фигурально, конечно). Киреев строго уточнил, какие именно пытки имеет в виду защитник. Посол Великобритании Ли Тернер, находившийся в суде, изменился в лице. Будто он смотрел остросюжетный фильм, а не выступления участников судебного процесса. Титаренко не мог толком объяснить, что он имел в виду - сказывалась бессонная ночь. Его принялась защищать его же подзащитная - Тимошенко. Эмоционально, эффектно. В общем - как всегда. Она сказала, что непредоставление надлежащих условий для выполнения обязанностей - это и есть пытка.
Киреев не расчувствовался и решил не отпускать Титаренко к врачу, а вызвать ему скорую прямо в суд, чтобы убедиться, действительно ли он не может дальше защищать Тимошенко. Как следствие - Титаренко госпитализирован с серьезным диагнозом - сердечно-сосудистая недостаточность. Рассмотрение дела перенесли на 11 июля.
Посол Великобритании нескрываемо удивлялся тому, что он видел. Однако от комментариев отказался.
...Каждый судебный день Тимошенко сопровождается митингами как в ее поддержку, так и против. До сих пор в зал суда проникали молодчики с фальшивыми журналистскими удостоверениями, которые кричали: “Тимошенко - к ответу!” Теперь их не пускают. Зато появились какие-то типы уголовной наружности. Их милиция спокойно пропустила в суд. Объяснить подобное стражи порядка не захотели...
Ни один судебный день не обходится также и без творчества бывшего нардепа-регионала Олега Калашникова (того, который избил журналистку СТБ). Он установил мощные колонки прямо на Крещатике у входа в суд. От которых в буквальном смысле трещат барабанные перепонки. Из этих колонок слышится голос Калашникова: “Пускай Тимошенко продаст мотоцикл своего зятя британца и вернет долг Российской Федерации 405 миллионов американских долларов». И все в таком духе.
Суд над Тимошенко длится уже две недели, но еще не закончилось даже предварительное рассмотрение дела.
Оксана Климончук

 

Добавить комментарий