uaplace

21 Май, Понедельник 2018

Пресс-конференция Януковича: ложка журналистского дегтя в бочке президентского меда

E-mail Печать PDF

Добрых три четверти пресс-конференции автора мучило ощущение дежа-вю. Не хватало лишь беседки, охранников с зонтами и демонстративно-задумчивых лиц ток-шоуменов. А так дискурс Януковича чуть ли не дословно повторял его недавнее выступление в Межигорье перед «правильными» журналистами, которые не донимали его всевозможными гадкими вопросами.


Дискурс этот был слаще меда, производммого пчелами из улья, возле которого любит покемарить глава державы. Экономика растет. Производство растет еще быстрее. Зарплаты не настолько прекрасны, но тоже неплохи. Процент жиров в масле превосходит все надежды. Коррупция, конечно, еще не того, немалая остается – но мы ее непременно поборем.
Большинство журналистов, которые задавали вопросы, старательно помогали Януковичу перечислить все отрасли и сферы, где он с командой добился выдающихся успехов. Тут было и об Украине – будущей житнице Европы, и о Евро-2012 и Олимпиаде-2022, и о судостроении, и о Днепропетровщине с Крымом, и об украинско-российских отношениях (эти немного подкачали), и об упомянутой уже борьбе с коррупцией, и о праздновании Дня независимости и о подарочках ко дню рождения самого Януковича.
Воздадим должное пресс-секретарю Президента Дарке Чепак: она честно признала, что предварительно согласовывала с журналистами темы вопросов к своему шефу. Вот только можно поспорить с ее фразой о том, что "так делают все пресс-службы мира". Лукавит прежняя основательница движения «Стоп цензуре». Бумажки с вопросами представителям государственных областных телерадиокомпаний, государственных региональных изданий и СМИ президентского пула пресс-секретари президентов выдают перед «пресухами» разве что в России и Беларуси.
О «проценте жиров» в масле Янукович говорил долго, размерено, пресно и скучно. На лицах журналистов, по которым скользила камера, читался немой вопрос: «а зачем это все?» Действительно, если попробовать выжать какой-то «сухой остаток» из двухчасового эфира, его будет практически незаметно в тоннах словесной «воды». Разве что о продаже 10% акций «Нафтогаза» с предварительным его разделением на составляющие. Но и об этом уже говорилось раньше.
Но этот явно комфортный для Януковича сеанс общения «обо всем хорошем» нарушили несколько «неправильных» журналистов. Они привнесли в бочку президентского меда ложку неприятного и горького дегтя. Януковичу оставалось лишь с ностальгией вспоминать Евгения Киселева, Александра Ткаченко или Савика Шустера.
Его опять раздражал «противный» Мустафа Найем, и как настоящий хозяин своего слова, президент окончательно взял назад неосторожно данное обещание пригласить в Межигорье журналистов «Стоп цензуре». Очевидно, когда давал слово, еще не знал, какие же они заангажированные. А теперь, если их запустить на режимную территорию, они же начнут тыкать пальцами через забор и въедливо спрашивать: «а чьи это клубный домик, вертолетная площадка, ангары, теннисный корт?»
А данные сооружения, оказывается, принадлежат парням, которые все время живут за рубежом, таким «крутым», что их имена не осмеливается назвать сам Президент.
Еще сильнее вспылил Янукович, когда его спросили, почему его младший сын, выдающийся мастер отечественного ралли по заповедникам, прямо нарушает Конституцию и голосует карточками других депутатов фракции Партии регионов. Вместо того, чтобы примирительно пошутить, что, мол, так делают все депутаты всех фракций, а его сын не должен ничем среди них выделяться, Виктор Федорович оскорблено «наехал» на журналиста: ничего «втягивать в грязь» его семью, которой он ничуть не стесняется.
Хорошо, хоть по примеру своего предшественника не посоветовал сынуле взять свою карточку для голосования и «поднести под самую морду» нахальному журналисту. И уже совсем непонятно для чего Президент приплел своего 11-летнего внука, которого, по его мнению, тоже могут достать своей грязью «противные» журналисты.
Первый вопрос о своем отношении к грубым силовым действиям «Беркута» в зале Печерского суда Янукович не соизволил услышать. Его спросили во второй раз. Оказалось, что «правоохранительным органам в такой ситуации жарко. Сложно. Я их не оправдываю, но и им не позавидуешь». Конечно, сложно милиционерам. Они вынуждены прямо нарушать закон и применять силу к народным депутатам Украины, лицам неприкосновенным. Выполнять незаконные распоряжения судьи Киреева. Когда-то, может, и ответить придется. У нас любят карать стрелочников.
И журналистов, которые выполняют свою работу, выдавливать из здания, спускать по лестнице, ломать им камеры тоже противозаконно. Янукович не сказал об этом ни слова.
Зато пришлось наконец что-то сказать о диком случае в луганском кафе, где депутат от ПР и сын народного депутата от ПР Ландик зверски, ногами, таская за волосы, избил 20-летнюю девушку. Главе государства задали четкий и однозначный вопрос – и он должен был ответить.
Кстати, все эти дни, пока телеканалы показывали это ужасное видео, газеты и сайты публиковали возмущенные материалы, никто из власти и ПР не проронил ни слова. А когда «Лидеру» пришлось осудить (слишком уже доказательства очевидны) и пообещать быстрое и объективное расследование, «проснулись» и другие. Уже можно. «Сам сказал».
Янукович явно очень радовался тому, как он классно борется за свободу слова, как своевременно, как раз под пресс-конференцию, он создал группу по анализу состояния соблюдения законодательства о свободе слова и защите прав журналистов во главе с Даркой Чепак. Которая, кстати, по свидетельству журналистов, никак не желала придерживаться списка очередности вопросов, составленного журналистами. Спрашивать давали «правильным».
Журналистка Наталия Соколенко была вынуждена просто подняться и задать вопрос, потому что Чепак так и не предоставила ей этого права, тыкнув в «лояльную» «Комсомолку».
Она также передала Януковичу письмо движения "Стоп цензуре!", где изложен список последних фактов притеснений СМИ, а также предложения относительно улучшения этой ситуации.
В ответ Янукович послал мятежную журналистку в... группу Чепак. И ушел из пресс-конференции, не забрав обращения, которое так и осталось на столе, где сидел Президент...
Николай Писарчук

Добавить комментарий