uaplace

18 Октябрь, Четверг 2018

Тимошенко избрала новую тактику защиты?

E-mail Печать PDF

Когда адвокат Серый объявил спич, собравшиеся в зале начали хлопать, Шкиряк воскликнул «браво», но Киреев не смог этого простить и удалил его из зала суда... Тимошенко общалась в “Твиттере”...


Cудебный день 18 июля в процессе над Юлией Тимошенко начался с того, что ее новые защитники в который раз пытались приступить к выполнению своих обязательств. Напомним, что 15 июля суд, очевидно, чтобы прокуроры в спокойной обстановке зачитали обвинительное заключение, так и не позволил адвокатам Николаю Серому и Александру Плахотнюку защищать ЮВ. А саму «подсудимую» удалил из зала суда за «пренебрежение», которое якобы проявлялось в том, что она отказывалась вставать, когда к ней обращался судья Киреев.
Несмотря на удаление Тимошенко за невставание, на следующий день она и не думала исправляться, более того – вообще решила молчать. Правда, временами эмоции переполняли ее, и ЮВ таки высказывалась вслух по поводу Киреева или прокуроров.
Однако она молчала даже тогда, когда нужно было представить новых защитников. Это попробовал сделать сам господин Серый, и судья Киреев не позволил ему обратиться к суду. Он, мол, никто, он еще не допущен к участию в деле. Еще Киреев попросил Николая Серого не сидеть возле «подсудимой» на месте адвоката, а занять место в зале. Серый послушался и просто стал возле ЮВ – мол, послушался и занял место в зале.
Депутат Власенко, который еще до обеда был защитником Тимошенко, решил сделать «заявление на действия председательствующего». Собственно, вокруг этого и закрутилась “сюжетная линия” судебного заседания понедельника.
– Вы вступаете в спор с председательствующим, – эмоционально сказал Киреев Власенко.
– Упаси господь, чтобы я противоречил председательствующему, – демонстративно отрицал защитник.
Судья попросил сесть Власенко, однако тот отказался. По-видимому, для судьи Киреева тема сидения-вставания перед ним стала довольно раздражающей, потому что он расценил действия Власенко как «свидетельствующие о явном неуважении к суду».
Власенко после каждой фразы судьи эмоционально произносил заявления относительно действий председателя. Первое, второе, третье... Дошло до восьмого... Судья расценил это как еще большее неуважение к суду, поэтому затронул вопрос о лишении Сергея Власенко права защищать Тимошенко.
Никто уже и не сомневался, что такое решение будет принято...
Собравшиеся начали гудеть, Тимошенко воскликнула слово «фашисты».
Судья Киреев решил выяснить, кого имела в виду ЮВ, но она отказалась отвечать. Власенко сказал, что это касалось его, а подсудимая, по его словам, отказывается отвечать судье в соответствии со статьей 263 УПК.
Судья Киреев, однако, признал объяснения Власенко «непонятными».
Спор длился с полчаса, после чего Киреев пошел советоваться, откуда вернулся с решением лишить Сергея Власенко права защищать Тимошенко. Более того, своим постановлением судья Киреев, «ввиду того, что депутат Власенко неоднократно выражал неуважение к суду, затягивал дело, нарушал нормы морали», решил обратиться в комитет ВР по вопросам регламента депутатской этики. На что присутствующие буквально захохотали. Также – в высшую аттестационную комиссию, чтобы лишить Власенко свидетельства о праве на адвокатскую деятельность.
Кроме того, Киреев снова заявил относительно нарушения защитой норм морали.
Власенко сказал, что готов извиниться в случае, если председательствующий сошлется на норму УПК, в которой прописано «пренебрежительное отношение к суду», однако Киреев вместо этого отправил Власенко занять место в зале суда (уже не как защитнику). Когда Власенко пытался что-то сказать из зала суда, Киреев постановил удалить его вообще вплоть до конца процесса.
В то же время “бывший” защитник в перерывах забегал к ЮВ и другим адвокатам, они все время о чем-то перешептывались...
Потом Киреев опять стал выспрашивать у Тимошенко, кого касалось ее определение «фашисты», и ЮВ ему не ответила.
Тимошенко попробовала заявить о своих защитниках, Киреев попробовал заставить ее встать:
– Подсудимая, вы к кому обращаетесь? Если вы обращаетесь к суду, то встаньте! – сказал он.
– Я не обращаюсь к суду, я просто делаю заявление для собравшихся о том, что мое заявление о допуске защитников поступило в канцелярию еще несколько дней назад, – не поворачивая голову в сторону судьи, ответила она.
Киреев таки допустил к делу адвокатов Серого и Плахотнюка. Но международных защитников не позволил привлечь, поскольку прокуроры сказали, что их документы якобы не оформлены должным образом. Хотя по закону защитником может быть любое лицо, которого изберет себе подсудимый.
Наконец перешли к ходатайствам новых защитников. Первое касалось отвода судьи. Заявление об отводе объявил Николай Серый, в ней изложена вся хронология «нарушений со стороны суда» от 11 июля, то есть с момента, когда ЮВ расторгла соглашение с защитником Титаренко.
Серый, в частности, вспомнил, что, начиная судебное заседание 15 июля, судья Киреев не выяснил у ЮВ, пригласила ли она защитников на свою защиту, а сразу перешел к установлению личности нового прокурора и гражданского истца и допуску их к делу
– Необходимо отметить, что никто никаких заявлений об этом не делал. Судья Киреев самостоятельно определил, что по делу появился новый прокурор и также самостоятельно инициировал допуск гражданского истца, доверенность которого находилась на столе председательствующего. И никто не обращался с ходатайством присоединить настоящий документ к делу, поэтому возникает вопрос, каким образом настоящий документ попал к судье.
Он также вспомнил, что перерыв с 11 по 15 июля объявлялся для того, чтобы Тимошенко нашла новых защитников, и ЮВ «шесть раз начинала объявлять свое заявление, но судья Киреев перебивал Тимошенко, принуждая ее встать, тем самым препятствуя оглашению заявления о допуске адвокатов.»
В своем заявлении адвокат вспомнил, что согласно нормам УПК за неуважение к суду лицо не удаляют из зала суда (статья 272 УПК), а привлекают административной ответственности.
Во время оглашения Серым заявления об отводе судьи Киреев позволил себе несколько раз перебить адвоката, на что тот сказал: когда защитник объявляет «правовые позиции», никто не имеет права перебивать участника процесса.
Однако Киреев снова перебил Серого.
Адвокат упрямо продолжал. Он напомнил суду, что порядок в зале можно нарушить только действием, но никоим образом – бездеятельностью.
– Юлия Тимошенко, сидя на месте, реализует свои права в форме бездеятельности. Лицо, против которого выдвинуто криминальное обвинение, имеет процессуальные отношения с другими участниками процесса, которые основываются исключительно на праве обвиняемой на защиту. Из права обвиняемой на защиту никоим образом не выводится обязанность, а только перечень прав, и эти права определены в УПК. Никакой обязанности для обвиняемого УПК, Конституция Украины, международные стандарты в сфере прав человека не предусматривают, и это должны знать юристы, потому что за этим процессом следит весь мир.
Следовательно, судья Киреев не имел права удалять Тимошенко за сидение, потому что сидение – это бездеятельность, а не действие, которое могло бы как-то оскорбить суд.
– Считаю действия судьи Киреева, который 15 июля фактически не допустил защитников к участию в рассмотрении дела и незаконно удалил Юлию Тимошенко из зала заседания такими, которые свидетельствуют о его предубежденности и необъективности. Своими действиями судья районного Печерского суда Киреев грубо нарушает право Тимошенко на защиту, а также препятствует правомерной деятельности защитников по предоставлению правовой помощи. Судья Киреев не должным образом использует нормы УПК, не ссылаясь при этом на материально правовые основания. Кстати, и сегодня судья Киреев удалил Сергея Власенко из зала, не приведя ни одного, подчеркиваю, ни одного материально-правового основания. Манипулирование нормами УПК, перекладывание этих норм из одного абзаца в другой абзац не создает материально-правового основания для применения процессуального действия. Исходя из вышеуказанного, считаю, что действия судьи Киреева свидетельствуют о его предубежденности при рассмотрении дела, недостаточно высоком уровне компетенции, вызывают сомнения в его объективности. Поэтому заявляю ему отвод.
Когда адвокат Серый огласил свой спич, собравшиеся в зале начали хлопать, Зорян Шкиряк воскликнул «браво», но Киреев не смог этого простить и удалил господина Шкиряка из зала суда. При этом не сразу смог разобраться, где имя, а где фамилия у «нарушителя»...
Конечно, Киреев не удовлетворил ходатайство Серого.
...Если до сих пор в зале бурлили эмоции, то сейчас адвокаты работают в режиме, я бы сказала, излишне подчеркнутой любезности: защитники показательно толерантно обращаются к суду. Конечно, не скрывая иронии. Судья пока еще не знает как на это реагировать... Если Власенко и Титаренко – почти одногодки Киреева, то Серый и Плахотнюк – солидные, мужчины, у которых чувствуется большой опыт за плечами. Когда адвокат разговаривает с Киреевым, то создается впечатление, что это опытный преподаватель говорит с плохим учеником. У Киреева традиционно дергается бровь.
После неудовлетворения заявления коллеги адвокат Плахотнюк зачитал свое, которое тоже касалось отвода судьи. Но судья и это не удовлетворил, а прокуроры взялись отбеливать Киреева, вспоминая его предыдущие приговоры.
Серый прибавил, что, принуждая Тимошенко встать, судья оказывал на ЮВ давление, поэтому было бы «мудро извиниться перед ней».
– Подсудимая, вы поддерживаете заявление об отводе? – поинтересовался Киреев у ЮВ
– Горячо поддерживаю. Более того, считаю, что суд перешел все границы беззакония, – заявила Тимошенко.
– Подсудимая, встаньте, когда вы обращаетесь к суду.
– Я не обращаюсь к суду, я отвечаю на вопрос.
– Отвечать на вопрос – это тоже обращение к суду.
– Считаю, что вам как судье не место в суде. Вам надо будет отвечать за все, что вы здесь делаете.
Киреев начал читать мораль о необходимости вставания. Тимошенко вообще отказалась отвечать судье.
– Юлия Владимировна отказывается от любых вопросов судьи, – сказал Плахотнюк.
– Она этого не объявляла, – упрекнул судья.
– Она может пользоваться своим правом по умолчанию, – иронично прибавил адвокат.
Плахотнюк также озвучил еще одно ходатайство – относительно возобновления видеотрансляции из зала суда – и напомнил, что высокопоставленные чиновники обещали обеспечить это.
– Подсудимая, вы поддерживаете?
– Поддерживаю, потому что процесс нужно вести открыто, а не кулуарно...
Но возражали прокуроры, поэтому Киреев постановил ничего не возобновлять.
Также он не удовлетворил ходатайство новых защитников относительно надлежащего срока для ознакомления с делом. Они просили два месяца, а получили – три дня.
Когда Плахотнюк озвучивал это ходатайство, Киреев почему-то поинтересовался у Тимошенко:
– Подсудимая, что вы делаете?
– Внимательно слушаю своего защитника, – ответила она, не поворачивая голову, а сама что-то активно набирала на iPad, по-видимому, общалась в «Твиттере».
Суд продолжится 22 июля в 9 утра.

 

Добавить комментарий