uaplace

18 Октябрь, Четверг 2018

«Украинская угроза» для России

E-mail Печать PDF

Прошлая неделя, на первый взгляд, стала уникальной в современной истории России. Выборы, на которых почти «абсолютное доверие населения» в очередной раз получила партия власти, вызвали небывалые протесты, не стихающие до сих пор. Более того, выступления оппозиции оказались самыми массовыми за последнее десятилетие. И, невероятно, но факт, в связи с этим громким событием, на самом высоком для РФ уровне была упомянута Украина.

Украину с акциями протеста против выборов Госдумы несколько раз связал премьер, а в недалеком будущем (несмотря ни на какие протесты) президент российский Владимир Путин. Если сначала он говорил о том, что, дескать, как хорошо в российской Думе, где не дерутся, как в украинской Раде, то после он провел прямую параллель между российскими акциями и украинским «помаранчевым» Майданом 2004 года. И высказал несколько критических тезисов о том, как хорошо сейчас в РФ по сравнению с Украиной.
Во-первых, он рассказал, что россияне не хотят «нестабильности», как в Украине или Киргизии, где тоже прошла своя революция. Параллель, кстати, очень странная, ведь в Украине, при всех нестабильности и политических скандалах, и близко не было военных действий и жертв, как в Киргизии. Ну да ладно, наверное, с точки зрения Владимира Владимировича, всякая нестабильность - зло, а гибель людей – детали этого зла. Но был высказан и другой тезис – о вмешательстве неких зарубежных государств, которые (читается между строк) подогревают политическую ситуацию на Руси-матушке и угрожают ее суверенитету. Между тех же строк читается, что и в Украине Майдан был подогрет откуда-то из-за границы И в связи с этим возникает вопрос - корректно ли вообще сравнивать российские протесты и Майдан (явление очень неоднозначное по последствиям, но, безусловно, очень яркое), и почему лидер соседнего государства так обеспокоен нашей нестабильностью.
Есть ли вообще что-то общее в российских протестах и оранжевом Майдане? Безусловно. Россияне протестуют против фальсификаций на выборах, подтверждениями которых переполнен Интернет. Россиян достала безальтернативность выбора и несвобода в ряде сфер. Россияне тоже вышли на улицы очень массово и громко высказали свои требования. Общих черт можно найти еще много. Вот только есть и отличия, которые, хоть их и не так много, намного более весомы, чем параллели.
Первое и самое очевидное – оранжевый Майдан был куда более настойчив и категоричен в своих требованиях. Посмотрите – десятки тысяч людей пришли на Болотную площадь, покричали, поругали власть и разошлись. Нет палаточных городков по всей Москве, оцеплений вокруг правительственных зданий, постоянного присутствия «революционеров» хотя бы в центре города. Нет постоянного давления на власть. Да и акция была разрешенной, хоть ей и предшествовало несколько жестких запаковываний несогласных в автозаки.
Во-вторых, результативность российских акций пока что вызывает очень серьезные сомнения. Смотрите сами. Протестующие на Болотной выдвинули ряд очень жестких требований. Но не только никто не отменяет результатов выборов и не освобождает политзаключенных. Никто даже не отправляет в отставку главу Центризбиркома РФ Владимира Чурова. То есть власти на самом деле настолько наплевать на требования десятков тысяч представителей своего народа, что они даже чиновником, влиятельным, но не самым большим в государстве, не хотят жертвовать. А вот кадровые перестановки в Украине после Майдана мы все помним. Конечно, в России кадровые перестановки тоже возможны, но пока ими даже не пахнет.
Есть ряд других отличий российской ситуации – от раскола в рядах оппозиции (славящийся свей радикальной позицией Эдуард Лимонов уже заявил об этом) до особенностей политических требований. Но главное отличие, дающее все основания успокоить Путина, состоит в том, что Россия не сможет повторить украинский сценарий из-за кардинальных отличий в ментальности, а следовательно, и в политической практике. Кстати, сам Владимир Владимирович этого отличия не заметил, по старой советской (или, если хотите, имперской) привычке записав в одно явление совершенно разные протестные движения. Предположим, протесты в Киргизии, Украине и России спонсировались откуда-то из-за рубежа и у них один сценарист. Насколько разной была судьба этих движений! Киргизы проводят революцию, через время у них происходит политический конфликт, и он по старой доброй традиции выливается в уличные бои с жертвами и смертями. И ведь это не единственный пример традиции решения политических проблем с помощью стрельбы в постсоветской Средней Азии – вспомним хотя бы расстрел демонстрантов в узбекском Андижане в 2005 году.
В то же время, Оранжевая революция в Украине прошла мирно, власть поменялась. Потом революционные лидеры ругаются, в стране начинается политический бардак, в итоге они теряют власть, а кто-то, следом за ней, и свободу. Но бардак по-украински заключается только в том, что отдельные политики не справляются со своими обязанностями, да в Верховной Раде все никак не могут создать коалицию, потому что депутаты постоянно куда-то переходят, создавая броуновское движение. На улицы весь этот негатив не выходит, и слава Богу. Политическая борьба как была мирной, так и остается.
А вот у России свой путь. И сейчас можно сказать только то, что он будет отличен и от украинского, и от киргизского, а вот к чему приведет, пока непонятно. Кстати, категорически не согласен с теми, кто на основании последних протестов говорит, что, дескать, Россия проснулась. С одной стороны, она не засыпала вовсе. Все нещадно разгоняемые марши несогласных, все предыдущие выступления оппозиции, все песни группы «Рабфак» и разговоры Юрия Шевчука с Путиным, все программы «Гражданин поэт» и глобальное недовольство правящим режимом в Интернете были и до того, и время от времени, как и сейчас, выплескивались на улицы. Пока глобально ничего не изменилось.
С другой стороны, речи ни о каком серьезном пробуждении России, как огромной страны и огромного народа, нет. И хоть двести тысяч выйдет на улицы, а миллион как-то там выскажется в Интернете, это ни о чем пока не говорит. Все равно, большая часть населения РФ за Путина и Медведева. Кто-то потому, что смотрит центральное телевидение, кого-то устраивает ситуация, в которой он живет (и она далеко не всегда плоха). И противников власти в РФ пока очевидное меньшинство, что бы ни говорили оппозиционеры. Потому и кажется, что нынешние протесты останутся в истории РФ, как красивое, но пока безрезультатное событие, и именно в этом особенность нынешней политической практики РФ - в неэффективности самого громкого протеста. Хотя о чем Путину и соратникам стоит задуматься, так это о том, что в стране массово растет недовольство ними, и кто знает, когда оно действительно выплеснется в серьезной форме.
И здесь российской власти очень пригодилась Украина. Вспомним, еще несколько недель назад российский МИД пугал всех тем, что у нас не хотят осуждать нацистов. А тут к давнему, но все еще актуальному для РФ образу русофобов, бандеровцев и ярых посетителей львовского ресторана «Криївка», который так когда-то любили показывать на российском ТВ, добавляется еще и миф о нестабильном постреволюционном украинском обществе. И легенда об Украине пока работает.
Вот только с помощью таких легенд вряд ли можно остановить действительный массовый рост недовольства российской властью. Вспомните, когда Дмитрий Медведев стал президентом, он и Путин гордо шли по Красной площади под «Не стоит прогибаться под изменчивый мир…» «Машины времени». А сейчас Андрей Макаревич всячески дистанцируется от власти. Очень может быть, что и широкие массы людей скоро сделают что-то похожее. А без народной любви, хоть и замешанной часто на страхе, Россией во всей истории никто долго не правил, и это, наверное, самая главная особенность ее политики, несравнимая ни с какой Украиной.
Родион Комаров, главный редактор сайта «Главред».

Добавить комментарий