uaplace

16 Ноябрь, Пятница 2018

Игра с нулевой суммой: что будет с Арменией

E-mail Печать PDF

В Армении в ближайшие дни состоится заседание Национального собрания, на котором будет избран новый премьер-министр республики. Арег Галстян — кандидат исторических наук, политолог — рассказал «Газете.Ru», по каким сценариям может развиваться ситуация в стране и как это отразится на отношениях с Россией.

Кризис фактического безвластия в Армении остается одной из самых обсуждаемых тем в российской и зарубежной информационно-аналитической среде. Глава протестного движения Никол Пашинян на время перенес митинги из Еревана в другие крупные города страны — Гюмри и Ванадзор. Вероятнее всего, подобный шаг преследовал две основные цели — снять напряжение со столицы, которая уже десять дней как поднята на ноги, и продемонстрировать своим политическим оппонентам и внешним игрокам наличие широкой поддержки в областях.
По разным оценкам, в стотысячном Гюмри собралось более 10 тыс. человек, которых воодушевило движение Пашиняна. В свою очередь, врио премьер-министра Карен Карапетян подверг критике неконструктивный подход Пашиняна к урегулированию кризисной ситуации.
В данной ситуации власти и лидеры протеста твердо стоят на максималистских позициях. Все это может привести к тому, что проблема превратится в «игру с нулевой суммой», то есть при победе кого-то одного остальные участники автоматически проигрывают.
Внутриполитическое самочувствие республики определяется борьбой узких групп влияния, личные интересы которых зачастую не имеют никакого отношения к интересам национальным. За 25 лет в Армении, как и в большинстве стран постсоветского пространства, так и не сформировалась политическая культура, а также система сдержек и противовесов. Это автоматически привело к «византизации», когда реальные изменения сопровождаются, а то и вызваны интригами и заговорами.

Нынешний кризис не исключение, и именно в войне финансовых, военных, политических и иных кланов определится будущая конструкция власти.

Сегодня армянская «игра престолов» во многом зависит от того, какая из групп добьется поддержки Москвы и сумеет найти общий язык с другим важным центром силы — Вашингтоном.
Мнения США и России имеют принципиальное значение в армянской политической действительности по ряду причин. Основной вопрос внешней политики Армении — урегулирование карабахско-азербайджанского конфликта. Формально переговорные процессы проходят в рамках Минской группы ОБСЕ под постоянным председательством России, США и Франции. Однако последние десять лет показали, что у организации нет механизмов и реальных возможностей разрешить этот конфликт.
Вакуум недееспособности этой организации был заполнен российским фактором. Москва обладает рычагами влияния на Ереван и Баку, в то время как другие игроки — США и Франция — поддерживают неформальное консенсусное решение о сохранении статуса-кво на карабахском треке. Кроме того, у Вашингтона и Парижа объективно недостаточно времени, ресурсов и желания для того, чтобы как-либо изменять степень российского влияния по данной проблематике. Как бы то было, принимая те или иные судьбоносные стратегические решения, армянская сторона всегда оглядывается в сторону Кремля.

Кроме серьезной зависимости на двустороннем уровне, Армения ограничена рамками евразийских интеграционных процессов: Таможенного Союза (ТС), Евразийского экономического союза (ЕАЭС) и Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ).
Другой фактор — экономический. Москва — главный инвестор в армянской экономике, и наиболее серьезные стратегические инфраструктурные объекты принадлежат представителям именно российской бизнес-элиты. Важно принимать в расчет и тот факт, что в России проживает крупнейшая в мире армянская община, которая глубоко интегрирована в общественно-политическую, экономическую и культурную жизнь страны.

Диаспоральные миллиардеры армянского происхождения инвестируют большие средства в историческую Родину, создавая дополнительные инструменты влияния для российской стороны (все-таки это не армянский, а российский капитал).
Иными словами, из-за отсутствия стратегических альтернатив любой режим и руководитель Армении будет также оглядываться на Кремль, согласовывая принятие ключевых политических решений.
«Коллективный Запад» во главе с США также имеет свои интересы в Армении. Штаты являются основными кредиторами Армении и держат львиную долю внешнего долга страны, который уже приближается к $7 млрд (примерно 60% от ВВП). Конечно, за счет этого политические позиции Запада в Армении усиливаются, однако в среднесрочной перспективе Брюссель и Вашингтон все равно будут ограничены объективными рамками влияния Москвы.

В нынешнем кризисе европейские столицы и американцы ведут себя довольно сдержанно, стараясь не переходить определенные «красные линии». Однако даже при наличии таких ограничителей действующие власти и представители протестов вынуждены прислушиваться к мнению Запада и вносить корректировки в свои внутренние игры.
Принимая во внимание специфику внешнего влияния, можно предположить следующий сценарий развития событий. Во время телефонного разговора с Кареном Карапетяном президент РФ Владимир Путин подчеркнул, что кризис должен быть урегулирован исключительно в правовом поле, принимая в расчет легитимность парламентских выборов 2017 года. Это означает, что Москва признает текущий расклад сил в Национальном собрании Армении, где партией большинства являются республиканцы.
%Несмотря на то что Серж Саргсян ушел в отставку под давлением общественности, он по-прежнему остается лидером и наиболее влиятельным членом партии.%

Главный козырь Никола Пашиняна — это поддержка широких масс не только в стране, но и в многомиллионной диаспоре по всему миру. Россия не может не учитывать настроения народа, который не согласен с кандидатурой Карена Карапетяна.
Правящая партия уже пообещала, что не будет выдвигать своего кандидата на пост премьера. По словам пресс-секретаря Республиканской партии Эдуарда Шармазанова, соответствующее решение было принято на встрече с экс-премьером Сержем Саргсяном и и.о. премьера Кареном Карапетяном.

«Республиканская партия решила не выдвигать кандидата на пост премьера Армении. Мы обсудим всех кандидатов, которые будут выдвинуты, и до голосования 1 мая примем решение. Изменилась политическая ситуация, сегодня в Армении внутриполитический кризис»,— сказал он.
В этих условиях возможны следующие выходы. Первый — стороны утверждают Пашиняна в качестве премьер-министра, республиканцы отдают свои голоса с жесткими ограничениями в отношении кадровых решений, особенно силового блока (гарантии личной безопасности для политиков-республиканцев).

Второй — стороны согласуют консенсусного кандидата (Армен Геворкян, Виген Саркисян, Гагик Царукян), который утверждается парламентом и готовит страну к досрочным выборам.

Третий — оппозиционные силы (блок «Елк» и «Процветающая Армения») могут выдвинуть Пашиняна своим кандидатом.
Если республиканцы при этом блокируют назначение Пашиняна, это будет означать роспуск парламента, но удержание за Карапетяном статуса временного главы правительства.

И наконец, четвертое — Никол Пашинян продолжает стоять на принципе «все или ничего», что повышает риск силового подавления протеста с непредсказуемыми последствиями.

Первые два сценария являются наиболее приемлемыми с точки зрения внутренних и внешних угроз, стоящих перед армянской государственностью, в то время как другие могут вызывать резкое обострение ситуации. Объективная ситуация заключается в том, что общенациональный консенсус, позволяющий закрепить достижения «бархатной революции», не имеет иных положительных альтернатив.



Добавить комментарий