uaplace

23 Июнь, Суббота 2018

Вещи силы: что такое современный деловой дресс-код

Деловой женский дресс-код – больше не вереница брючных костюмов разных оттенков, а демонстративный отказ от условных норм и символ протеста.

Самой запоминающейся частью ежегодного обращения «О положении страны» президента США к Конгрессу стала не речь президента Трампа и даже не скопление женщин в черном, одевшихся в поддержку движения #MeToo. 31 января все внимание было устремлено на Меланию Трамп. Она впервые появилась в свете после публичных обвинений против ее мужа и была в брючном костюме цвета слоновой кости Christian Dior и белоснежной блузе. Ее образ на общем монохромном фоне стал своеобразным знаком протеста. Протестным был не только цвет (белый – символ чистоты и антитрамповского движения современных суфражисток), но и наряд первой леди – брючный костюм, а не ожидаемое платье.
Мелания в роли первой леди предпочитает поступать вопреки правилам традиционной fashion-дипломатии, которые существуют еще со времен Джеки Кеннеди. Она отказывается носить демократичные модели и не ограничивается вещами американских дизайнеров. Своим образом она стирает грань между первой леди в традиционных платьях и первым лицом, чей удел – брючные ансамбли. Ее гардероб наглядно демонстрирует глобальные изменения в деловом дресс-коде, где цвет перестал быть инструментом искусства fashion-дипломатии. Время намеков и полутонов прошло.
Леопардовые лодочки и кожаные ботфорты премьер-министра Великобритании Терезы Мэй – выбор, несомненно, продиктованный ее исключительной любовью к моде. Небесно-голубой костюм с юбкой выше колен Louis Vuitton Брижит Макрон на инаугурации ее мужа, равно как и кожаные легинсы и кроссовки New Balance, – результат работы стилиста госпожи Макрон – Матье Бартела Колана.
Мелании Трамп строгие деловые костюмы с четко прорисованным силуэтом плеч в сочетании с лубутенами на 20-сантиметровом каблуке подбирает Эрве Пьер, который после инаугурации Трампа де-факто стал ее стилистом. Однако, кроме любви к моде и доверия таланту стилистов, всех дам объединяет нежелание следовать принятым условностям, которые диктует их статус – и откровенная нелюбовь к протоколу.
Помните бесконечные вариации на тему апельсинового костюма Хиллари Клинтон, в котором она появилась на съезде Демократической партии в 2008 году? Или брошки на жакетах Мадлен Олбрайт, по сути и составлявшие весь ее модный арсенал? Обе покидали относительно безопасные рамки делового костюма, игравшего роль камуфляжа, чтобы, выражаясь языком стилиста Маргарет Тэтчер, иметь соответствующий вид в мире, где правят мужчины.
В 1980-х костюм служил символом появившихся новых возможностей для женщин, при этом помогая им не слишком выделяться в преимущественно мужском мире. В особенности это касалось женщин во власти. Тьерри Мюглер и Клод Монтана, а чуть позже, пусть и не в такой выраженной форме, Донна Каран с синьором Армани одели женщин в двубортные жакеты с мощными подплечниками, не оставлявшими места женственности. Стиль прижился. «Выделяйся, но не слишком, – будто говорил он. – Оставь платья первым леди».
Тем временем жены глав государств по всему миру, от Лоры и Барбары Буш до Нэнси Рейган, сделали своей униформой костюмы с юбкой или женственные платья, в тонкой дипломатической игре ограничиваясь цветом и аксессуарами. Первой от принятых традиций отошла Мишель Обама, установив кардинально иные правила гардероба первой леди. Американцы только ахали, глядя на ее платья без рукавов, а асимметричный крой и насыщенный принт ее ансамблей Prabal Gurung и Isabel Toledo и вовсе не имели прецедентов.
Сегодня место Мишель Обамы в мировой политической моде заняли Мелания Трамп и Брижит Макрон, наряды которых служат мощным символом протеста. В случае Мелании – против собственной изолированности и политики ее мужа. Брижит же подчеркивает свою независимость и отказ следовать модели первой леди Франции, установленной Карлой Бруни-Саркози, Валери Триервейлер и Бернадетт Ширак, предпочитавшими сдержанные вещи одного и того же дизайнера для создания целостного – и предсказуемого – образа в глазах общественности.
Имеет ли деловой костюм такое же значение сегодня? В прошлом символ власти, возводивший женщин в один ранг с мужчинами, сейчас он все реже используется женщинами-лидерами. Исключение – Мелания Трамп, имеющая склонность к мужским силуэтам, – так, на встречу с первой леди Канады Софи Грегуар-Трюдо она надела серый в тонкую полоску андрогинный костюм из коллекции Ralph Lauren.
Ее гардероб, отвечающий скорее образу деловой, чем первой леди, – это, вполне возможно, способ показать, что она готова к более серьезной роли. Но стиль Мелании не единственный пример. Все больше женщин – глав государств отказываются от деловой униформы – к примеру, бывший президент Аргентины Кристина Фернандес де Киршнер предпочитает кружевные платья и цветочные принты – деловой костюм, похоже, остался не у дел.
Стиль одежды Меркель и Клинтон – вереница жакетов разных оттенков в сочетании с прямыми брюками – не так актуален сегодня, когда женщины во власти предпочитают соответствовать собственным представлениям о женственности. От женщины больше не ждут, что она будет одеваться как мужчина, только немного ярче и с брошками. Когда первая леди Америки отказывается от строгих платьев в пользу костюмов Balmain, а премьер-министр Великобритании может появиться в комбинезоне или в платье с абстрактным принтом поверх брючного костюма, впору задуматься.




Добавить комментарий