uaplace

16 Январь, Вторник 2018

Убийства, суицид и наркобизнес. Как криминальные авторитеты и деньги управляют СИЗО Украины

E-mail Печать PDF

Масштабный оборот наркотиков, коррупция, избиения и даже убийства – все чаще украинские следственные изоляторы становятся более похожими на бизнес-центры чем на учреждения исполнения наказания.

В Одесском СИЗО, несмотря на многочисленные проверки, снова неспокойно. Не прошло и нескольких месяцев после жестокого убийства инспектора в СИЗО заключенным, как в начале октября В одесском СИЗО повесился арестант В одесском СИЗО повесился арестант наложил на себя руки 33-летний арестант. А несколько недель назад В Одесском СИЗО наложила на себя руки женщина, убившая трехмесячного ребенка В Одесском СИЗО наложила на себя руки женщина, убившая трехмесячного ребенка покончила жизнь самоубийством молодая женщина и скончался 42-летний мужчина.

Что касается последнего, правоохранители считают, что мужчине стало плохо, ему оказали медицинскую помощь, однако вскоре он скончался. Причиной смерти врачи называют тромбоэмболию (острую закупорку) легочной артерии, однако у капеллана СИЗО Дмитрия Краснобаєва другая версия – передозировка наркотиками.

Капеллан рассказал ТСН.uа, что после многочисленных проверок в СИЗО ничего не изменилось: запрещенные вещества принимаются как ранее, и такие случаи не единичные.

Такая ситуация продолжается год за годом и не только в Одесском следственном изоляторе, но и в Лукьяновском (г. Киев) и в других учреждениях по всей Украине.

На условиях анонимности, ТСН.uа пообщался с заключенными, которые сейчас находятся в Лукьяновском и Одесском СИЗО и узнал об их жизни в следственных изоляторах. Также мы поговорили с бывшим главой пенитенциарной службы и экс-начальником Лукьяновского СИЗО Сергеем Стареньким, который рассказал о коррупции и о смотрящих, которые контролируют администрацию и масштабный оборот наркотиков на территории следственного изолятора.

По словам арестанта, который около года находится в Лукьяновском СИЗО наблюдатели по кличке Чечен и Жора ежемесячно требуют деньги. Сначала речь шла о 300 гривнах, теперь такса выросла до 3-4 тысяч. По словам Дмитрия (имя изменено по просьбе арестанта – ред.) всех, кто оспаривает или выступает против бьют, калечат или убивают. По его словам, несколько погибших, в течение полугода, были убиты, а выводы судебно-медицинской экспертизы были проплачены заранее.

Читайте также: В Харьковском СИЗО рассказали об условиях содержания Зайцевой В Харьковском СИЗО рассказали об условиях содержания Зайцевой В Харьковском СИЗО рассказали об условиях содержания Зайцевой

Дмитрий рассказал, что наблюдатели перемещаются по СИЗО беспрепятственно и могут зайти в любую камеру – все это происходит "с ведома и согласия администрации".

"Кто не согласен платить – бьют. Не шутят. Лупят и не думают о последствиях. Для них – убить не проблема, если что, спишут. Здесь все решается. Врачами тоже они руководят. Если скажут не идти на вызов – никто и не придет. Я им платить ничего не буду. Меня пока не били, но я друзей своих уже предупредил и сплю теперь с ножом", – рассказал арестант.

Что касается оборота наркотиков, Дмитрий рассказал, что привозят запрещенные вещества (в основном метадон и "ширку") в определенное время под СИЗО. С территории следственного изолятора бросают веревку или леску и в небольших мешках затягивают через окно камеры. В этот момент, по словам Дмитрия, вышки по периметру временно "слепнут", после этого приезжает охрана на проверку системы и после разговора едет.

Арестант также рассказал, что был летальный исход, который списали на несчастный случай. Мужчину сильно избили на корпусе "Катька", после убийства тело перенесли в камеру для душевнобольных, позже администрация сказала, что он там и погиб, когда упал и повредил голову. Несколько месяцев назад в камере №15 умер еще один заключенный – от передозировки наркотиков, но врачи сказали, что смерть наступила из-за остановки сердца.

По словам начальника Лукьяновского СИЗО Валерия Бунака, руководство пытается бороться с незаконным оборотом запрещенных веществ и предметов на территории учреждений, а если на горячем ловят сотрудников учреждения, то открывают уголовные производства.

“Случаи бывают всякие, и если бы я это отрицал, то это было бы, наверное, неправильно. Однако, мы боремся с этим. Есть люди, которые не очень добросовестно относятся к своим обязанностям и во время обысков не совсем тщательно осматривают все, поэтому и запрещенные предметы попадают на территорию. Есть и люди, которые специально тащат сюда наркоту, это и мои сотрудники, и сотрудники охраны, правоохранительных органов, и адвокаты. Есть уже несколько возбужденных дел по этому факту. Это денежный бизнес”, – рассказал Бунак.

По словам начальника Лукьяновского СИЗО, в 2017 году смертей от передозировки наркотическими веществами на территории пенитенциарного учреждения не было.

Бунак также подтвердил то, что видео громкого празднования дня рождения надзирателя за Киевским СИЗО, Альберта Хусанулина (Алика), настоящее, и действительно оно происходило на территории учреждения.

“К сожалению, да, это было на территории Лукьяновского СИЗО. Все из-за халатности и продажности некоторых наших сотрудников. Конечно, было расследование, много людей пострадало через это. Но, по телефону я не буду это комментировать”, – отметил он.

По поводу обвинений арестантов об избиении и вымогательстве денежных средств, начальник СИЗО сказал, что действительно такое иногда бывает, однако редко.

“Во-первых, я не видел ни одного видео, чтобы у нас такое было. Во-вторых, это тюрьма и они тут играют в разные игры, например, нарды, иногда на деньги, иногда спорят на что-то. Сотрудники этим не страдают. Но если, вдруг, мы узнаем такие факты, то мы сразу пытаемся прекратить это”, – сказал Бунак.

По его словам, с финансированием учреждения все очень плохо. Что касается еды, медикаментов и коммунального быта – деньги выделяются, но на обеспечение жизнедеятельности и на ремонт средств нет.

“Поверьте, каждый божий день то корреспонденты, то правозащитники, то народные депутаты ходят время от времени и смотрят любые камеры. Не буду называть фамилии, но вот на прошлой неделе мы шли по коридору с народными депутатами и какую камеру они показывали – мы им сразу открывали и они смотрели все условия содержания. Возможно, раньше когда-то такое и было (что в камерах нет матрасов, а арестанты спят на металлических кроватях – ред.), но сейчас мы очень стараемся за этим следить”, – добавил Бунак.


Заключенный Юрий (имя изменено по просьбе арестанта – ред.), который отбывает срок в Одесском СИЗО уже четвертый год, также рассказал о летальных случаях от передозировки и масштабном обороте запрещенных предметов и веществ.

"Берут здесь все – от рядового сотрудника до среднего. У них такая схема, что за определенный тарифный план они вам занесут и наркотики, и все, что угодно. Строгого контроля здесь нет. Если бы здесь был строгий контроль, то люди бы от передоза не умирали и система питания работала бы совершенно иначе и медицина была бы. Здесь люди просто умирают. Умирают. Здесь люди, которые сидят, думают над каждым своим словом, потому что, кто-то что-то не то скажет, это напишут, а ему еще оставаться и потом давление на него здесь будет. Я на такой стадии уже нахожусь, что мне наплевать, потому что здесь бардак, хаос и беспредел, терпение уже на пределе", – рассказал Юрий.

Он сидит в помещении 5 кв.м. еще с тремя взрослыми мужчинами и это еще не самое худшее, что есть в СИЗО.

"Вот сидят 4 взрослых мужчины в помещении 5 кв.м., где расположен туалет и рядом столик металлический, там и кровати металлические. Не выдаются ни матрасы, ни простыни, ни любая бытовая химия. Нет ничего", – говорит заключенный.

По его словам, в Одесском СИЗО коррупция сплошь и рядом происходит. Тоже требуют деньги от заключенных, ни за что, просто так, правда, расценки другие, не такие как в столице, ниже. Такое мероприятие там работает, как принудительно-одобрительный. Административный аппарат прекрасно работает с "блатным комитетом", они друг друга понимают и вместе всем заправляют.

"То, что недавно от передозировки умер здесь заключенный, то это здесь регулярно происходит. Странно, что это кого-то еще удивляет", – спокойно отреагировал Юрий.

Читайте также: В одесском СИЗО арестантка напала на женщину-конвоира В одесском СИЗО арестантка напала на женщину-конвоира В одесском СИЗО арестантка напала на женщину-конвоира

Он добавил, что много людей ранее не употребляли наркотики, их сажают на тяжелые вещества уже в самом СИЗО. Есть несколько схем подходов к такому человеку. Во-первых, надо знать какая у нее материальная база, во-вторых – возрастная группа, в-третьих – конечно, никто смерти ей не желает, но нужно как можно лучше сформировать его мышление, подход и взгляд на жизнь такой, чтобы можно было от нее как можно больше взять. Их сажают на наркотики, чтобы они пополняли тюремную кассу.

"Если не будет сюда искусственно внесен вспомогательный элемент – и не будет у людей одурманенная голова, больное сердце или не будут отказывать внутренние органы, или люди здесь уже не будут на смертельной стадии, то администрации будет сложнее работать. Какая бы здесь не была преступная сфера и давление, таких людей можно лепить, как пластилин. И обработка здесь проходят все. Здесь люди далеко не дураки находятся, вот они и ставят все эти аккуратные вопросы", – говорит Юрий.

Основная масса наркотических веществ сюда попадает по специально разработанным схемам. Если прошла хорошая оплата работникам СИЗО, то пронесут все, что захочет заключенный. Речь идет о рядовых сотрудников и несколько высших, начальники таким не занимаются: "Эти все люди доступа к общей кормушке не имеют, поэтому хотят заработать хоть какие-то вспомогательные деньги", – добавил Юрий.

По его словам, на территории Одесского СИЗО и сельское хозяйство есть, и много арендных помещений, и автомастерская – но потока денег от этого всего нет и изменения никакие не происходят. А если со стороны заключенных начинаются какие-то возмущения – тебя сильно побьют, еще и с такой силой, что ты уже никому не сможешь пожаловаться.


"Здесь медики пока придут и посмотрят – люди уже умирают. От них никакого действия нет. Человеку, у которого может быть очень сложная форма заболевания, просто дадут две таблетки анальгина и диклофинак, и все это в лучшем случае, в худшем – вас просто проигнорируют. Здесь пока человек не упадет и не будет при смерти, то никто не придет, и все равно, тогда уже, ее выносят вперед ногами", – рассказал Юрий.

"Здесь же не средневековье, и существует уже куча других вариантов, как побить грамотно. Бывает, что держат ребят, пристегивают, бывает, что сажают в темное помещение и держат без света и воды, и после такого все равно все молчат. Ток по телу тоже пропускают и наручниками пристегивают на несколько суток. После такого, тут даже силачи начинают плакать", – добавил он.

ТСН.uа пытался получить комментарий от начальника Одесского СИЗО, однако по телефону он отказался разговаривать. Сейчас мы отправили запрос в Управление государственной пенитенциарной службы Украины в Одесской области и ждем ответа.

В свою очередь, экс–глава пенитенциарной службы 2014 года и экс–начальник Лукьяновского СИЗО Сергей Старенький отметил, что все вещества, телефоны и другие вещи запрещает не начальник СИЗО, а закон. Если начальник СИЗО организует работу таким образом, чтобы препятствовать этому или ловить тех людей, которые доставляют запрещенные предметы, то конечно их поток станет намного меньше. По его словам, на сегодняшний день, к сожалению, упреждающая работа почти не проводится, и сейчас все переводится на финансовые потоки, а поступления запрещенных предметов стало не единичным случаем, а это уже отлаженная система и отлаженные каналы поставки, и они уже происходят не так, что доставить бутылку водку, сейчас уже речь идет про ящик водки, который распространяется по всем камерам.


"Когда я был начальником СИЗО в 2009-2010 годах, то мы собственными силами задерживали около 20 сотрудников следственного изолятора за различные запрещенные предметы: наркотики, телефоны, водка и все остальное. Все материалы направлялись и в полиции, и в прокуратуру, и судебные приговоры были. На сегодняшний день, они являются единичными случаями, и я знаю систему, во всех колониях Украины задержанных за год меньше чем мы задерживали в Лукьяновском СИЗО.

Есть десятки случаев, когда заключенные умирали от передозировки наркотиков. Они и сами рассказывали, что на наркотики их сажают сами наблюдатели (смотрящие – ред.) и сотрудники СИЗО. К сожалению это правда, поскольку наркотические средства в учреждениях исполнения наказания попадают беспрепятственно, их там очень много и, как правило, это такой наркобизнес, на котором зарабатывают именно эти наблюдатели за следователями изоляторов и другие, которые налаживают наркотрафик. Смотрите, там около 2 тыс. людей, в среднем, если даже половина из них употребляет наркотики, представьте себе, какой это вообще оборот средств. Тем более, как правило, там наркотиков не каннабис, а метадон и “ширка”. К сожалению, это так, поэтому большинство людей начинают употреблять наркотики уже в местах лишения свободы. Поэтому и психологические причины, потому что они хотят расслабиться, да и поэтому, что их позакрывали в тех тюрьмах, и также они находятся в той среде, в которой много кто употребляет наркотики".

"Смерти от передозировки, на сегодняшний день, к сожалению, происходят все чаще. Наибольшее количество смертей в местах исполнения наказаний именно от передозировки. Ну, их администрация конечно пытается замаскировать под сердечные приступы и другие случаи. Если признавать эту проблему, то можно натянуть на себя на служебную халатность и уголовные производства в отношении сотрудников учреждений.

Сейчас уже не стоит вопрос в таких учреждениях управлять процессами и влиять на процессы, которые там происходят. Просто, извините на слове, профессиональная импотенция тех, кто сейчас там руководит и работает, а также, вы правы, в том, что это финансовая зависимость сотрудников от тех потоков. Речь Не идет о том, что им так легче управлять, потому что они вообще там не управляют".

"Начальник СИЗО и наблюдатели – они всегда общаются, но характер их общения 10 лет назад и сейчас совсем другой. Если ранее руководство СИЗО относительно наблюдателя выбирало тактику силы, его сначала ставили на место, а потом уже, возможно, начинали разговаривать о каком-то облегчении режима, то сегодня все наоборот. Можно сказать, что сегодня, начальники СИЗО – это такая прислуга наблюдателей и они выполняют все, что надо. Последний яркий пример, это пьянка в Киевском СИЗО в сентябре месяце этого года. Просто, день рождения того криминального авторитета был 5 сентября, но поскольку там работала Генеральная прокуратура с проверкой, то один из заместителей руководителя СИЗО пришел и уговаривал того наблюдателя перенести празднование и тот снисходительно согласился. Уже 8 сентября прокуратура уехала, а 9 сентября они накрыли поляну. А этот заместитель начальника заявил о том, что ему же надо отбивать деньги за проверку Генпрокуратурой, поэтому разрешил эту пьянку. Вот так и происходит общение в СИЗО".

"Сначала – деньги, а потом уже шантаж и компрометирующие материалы, которые есть на начальника и других, потому что, один раз взял взятку и все, потом он на крючке и будет делать все узникам, а не то, что нужно ему. Потому что, если такие материалы станут публичными, ему надо будет нести ответственность и он уже не начальник.

“Общак” в СИЗО требуется для подкупа администрации колоний и следственных изоляторов, деньги идут на финансирование преступных бизнесов – наркотики, алкоголь, проституция и так далее. Это такая преступная касса. К сожалению, большие суммы сейчас ходят и руководство учреждения имеет к этому отношение лишь как один из пунктов расходов этого “общака”, в котором, например, выделяется 5 тыс. долларов. И оно получает их, чтобы не лезть в дела заключенного. Также там часть средств направляется на улучшение бытовых условий: ремонт камеры наблюдателя, покупка плазмы и т. д. Как правило, это выборочный подход, или списывается 100 долларов на ремонт камеры, но потом могут сказать, что деньги пошли на подкуп администрации. Там же никакой официальной бухгалтерии не ведется, поэтому, к сожалению, так.

Читайте также: СИЗО беспокойства в Одессе: приезд спецназовцев после убийства обернулся новыми уголовными делами СИЗО беспокойства в Одессе: приезд спецназовцев после убийства обернулся новыми уголовными делами СИЗО беспокойства в Одессе: приезд спецназовцев после убийства обернулся новыми уголовными делами

Такие взносы не обязательны, но, как ярко сказал заместитель министра юстиции Денис Чернышов, он спрашивал у Насирова (бывший глава ДФС Роман Насиров – ред.): “Требовали средства?” а тот ответил: “Ну нет, сказали, что если есть желание, то чтобы сбросил несколько тысяч долларов на ремонт камер”. Это была история весной, когда к Насирова зашли наблюдатели, и еще в интернете фото появилось. Чернышов сказал, что не считает это чем-то крамольным, хотя, на самом деле это говорит о том, что узники находятся в опасности и когда до какого-то узника зайдут трое наблюдателей и скажут сдать деньги, то конечно он сдаст, потому что будет переживать за свое здоровье и жизнь. Это у Насирова есть адвокаты и он публичное лицо, а у других ничего нет. Поэтому, это прямое вымогательство средств и если первое лицо уголовно-исполнительной службы говорит, что ничего крамольного в этом нет, то эта система очень больна, и она скоро умрет".

"На самом деле, старт такого добровольного вымогательства в Лукьяновском СИЗО начинается с 300 долларов, это такие менее обеспеченные заключенные, которым просто говорят “хочешь жить – давай деньги”. Конечно, если об этом даже я знаю, то администрации учреждения и руководству Минюста это тоже известно, потому что они владеют оперативным аппаратом и другими путями получения информации. Но, наверное, их это просто устраивает, потому что, я думаю, это такая коррупционная пирамида, которая просто ведет вверх".

"2016 года все полномочия над пеніціарними учреждениями перешли в Минюст. Конечно, они знают о том, что происходит. Во-первых, их участие я оцениваю, как покрывание этих негативных процессов и попытки невисвітлення их в СМИ, потому что они проводят определенную работу с представителями СМИ, что это все неправда и все хорошо. Во-вторых, они знают и выстраивают пирамиду от руководителя учреждения до руководителей различных департаментов Минюста, которые передают средства на образец ГАИ времен Януковича. Поэтому, я думаю, там есть очень серьезное основание для работы НАБУ, САП и СБУ.

Дело в том, что сейчас воры в законе не сидят в учреждениях лишения свободы Украины. Они все на свободе и просто назначают своих “делегатов”, другими словами наблюдатели, которые следят за учреждениями и чувствуют себя свободно".


"Когда я был начальником СИЗО, у меня удерживалось до трех воров в законе одновременно. И все они, если нарушали режим или пытались влиять на других заключенных, просто изолировались, или в карцер попадали, или профилактические беседы с ними проводились, и на учете они стояли. Я конечно не могу сказать, что все тогда было хорошо и идеально, тогда учреждение была переполнена и сидело 4 тыс. людей на 3 тыс. мест. Были проблемы и удавалось им (наблюдателей – ред.) иногда влиять, но то, что администрация не угождает им, а противодействует, они не переходили ту грань. Поэтому, с этой категорией надо просто работать и быть настороже, как говорится, а не предоставлять им свободу, чтобы они собирали такие попойки и ходили беспрепятственно учреждением и решали свои вопросы.

"Как можно бороться с коррупцией, если это разрешается делать наблюдателям и другим людям" – вопрос очень сложный и конечно оно, намамперед, связано на деньгах, которые получают сотрудники. Там 90% сотрудников, которые сейчас работают в колониях и Минюсте, заражены вирусом и смысла не будет, но, если поднять заработную плату, я думаю, что в течение трех-четырех лет возможно обновить личный состав и научить молодых людей, которые придут на хорошую заработную плату. Однако, такая заработная плата должна быть выше чем у рядового полицейского, потому что полицейский ловит преступников, а персонал колонии работает уже с этими преступниками, где их 100%. Также надо изменить много вещей, которые дают возможность для коррупции, например, вопросы условно-досрочного освобождения, медицинского обслуживания. Наличие всех запрещенных предметов – это лишь маленькая часть коррупции, которая там происходит. Коррупция есть всегда, но ее размах и масштаб и к чему она приводит".

По словам омбудсмена Одесской области Анатолия Пазичука обращений по поводу передозировки наркотиков или употребления запрещенных веществ в них не было, а прокуратура сейчас ведет расследование.

“Прокуратура открыла дело и конечно будет проверка. Когда происходят такие чрезвычайные события, то всегда следует потом проверка, но в этом случае была проведена судебно-медицинская экспертиза, и ею было постановлено, что смерть была через тромб, а прокуратура там уже должна выяснить. Относительно условий, то действительно, они там очень плохи, и об этом вновь говорилось после событий, которые произошли в августе, и вопрос был вновь актуализирован, но пока безуспешно. Конечно, какие-то ремонтные работы там проводятся, но все опять упирается в финансовое обеспечение”, – отметил Пазичук.

Стоит отметить, что с начала 2017 года на территории украинских тюрем умерли 246 человек. В основном причины смерти были связаны с сердечно-сосудистыми заболеваниями.

“В 2016 году у нас (в местах исполнения наказания – ред.) умерли 523 человека, за 7 месяцев 2017 года у нас умерли 246 человек по всей Украине. В Киевском СИЗО за эти 7 месяцев умерли 26 человек”, – приводит слова пресс-секретаря заместителя министра юстиции Юрия Маслака агентство РБК.

В общем, причины смерти: сердечно-сосудистые заболевания – 101 смерть; СПИД – 72 смерти; суициды – 32 смерти; другие причины – 41 смерть.






Добавить комментарий