15 Декабрь, Пятница 2017

Историческая прогулка по Одессе: мир аристократов и шляпников

E-mail Печать PDF

На улице Софиевской останавливались родственники императора, а аристократы любили выпить и через катакомбы пробраться к морю

Сегодня район Херсонского сквера и улицы Софиевской находится на периферии, а много лет назад эта территория, вплоть до нынешнего Художественного музея, относилась к Пересыпи. Краеведы рассказывают, что в районе Пересыпского моста была пристань, куда доставляли ценный для Одессы лес: по Днепру он попадал в Херсон, а оттуда — по морю в Одессу. Рядом были склады и жили торговцы, а застраивать аристократическими особняками эти земли начали только в начале ХIХ века, когда Жемчужине было лет десять.

Кошмар фюрера, герой и любовник
Наша прогулка начинается с Херсонского сквера, который расположен аккурат напротив Пересыпского моста. На заре одесской истории здесь были сады, Херсонская городская застава и соляной магазин. "В советские времена детвора зимой каталась тут на санках, а летом бегала рвать абрикосы, яблони, кислую алычу и сливы. Бандитов тут тоже хватало", — рассказывает живущий неподалеку Сергей. В 1999 году в сквере поставили памятник легендарному подводнику и "ночному кошмару" фюрера Александру Маринеско. Вместе с мемориалом и памятником героям-подводникам скульптура Маринеско образовала мемориальный комплекс.
Интересно, что незадолго до легендарной операции "Атака века", за которую Маринеско получил звание героя, великого моряка чуть было не отстранили от командования лодкой: пока его подлодка "С-13" стояла на рейде в Финляндии, он, нарушив все правила приличия, уединился до утра с красивой финкой, у которой был жених.

Как воровали  у Маринеско
От Херсонского сквера к Софиевской улице ведет спуск Маринеско. Краевед Олег Губарь утверждает, что он появился примерно в 1819 году. "Его пробили через большой виноградник, принадлежащий греку", — рассказывает краевед. Здесь же появился первый чугунолитейный завод. Слева вдоль спуска — забор мореходки, за которым скрываются заброшенные учебные корпуса. Местный народ любит "одолжить" что-то в этих обветшалых зданиях, а потом скрываться от погони пожилых сторожей в подъездах стареньких песочно-серых домишек, которые выросли напротив. За их стенами спрятаны колоритные дворики, а в подъездах сохранились старые лестницы. Эта часть улицы даже попала в кадр фильма 1986 года "Всего один поворот", а еще 200 лет назад по спуску в город поднимались возы с солью и зерном. Они останавливались на площади, где располагался хлебный рынок и амбары с зерном, и ждали перевалки. Сейчас на месте этой площади — корпуса одесского медина, с которых, собственно, и начинается улица Софиевская.

Сбегали к морю по катакомбам

Чуть дальше, по левой стороне улицы, — двухэтажный особняк, построенный в 20-х годах XIX века и принадлежавший Ольге Нарышкиной (Потоцкой). Здесь с 1892 года располагается Одесский художественный музей. Примечательно, что под дворцом-музеем есть таинственный грот: вход в него идет через бывшие помещения для прислуги. Своды имитируют природную пещеру, когда-то в ней даже был искусственный водопад. Правда, сейчас вода не льется, чтобы здание не отсыревало и не вредило картинам. По спиральной лестнице вниз спускались после званых обедов только избранные гости хозяйки. Внизу на них поглядывала скульптура совы и ждал бочонок с вином. Через катакомбы из грота парочки сбегали к морю, но очень осторожно, ведь даже в этой части катакомб есть немало ловушек (чтобы воры не попытались вынести из дворца через подземелье драгоценности), дно которых устлано кольями. Но были здесь и пустые ямы, в которых человек просто сходил с ума от одиночества.

Балкон шляпника и дом не на месте
Прямо напротив музея — нынешний переулок Ляпунова, когда-то Софиевский. Историки говорят, что здесь жили люди искусства, торговли и ремесел: в доме №2 располагался единственный в Одессе магазин школьной мебели Акбройта, а в 5-м доме — "фабрика экипажей". В 1904 году переулок сделали сквозным по просьбе жителей — дескать, из-за заброшенного здания горбольницы "воздух здесь не циркулирует", и пришлось менять нумерацию домов: правая сторона была нечетной, а левая — четной. Дом под номером 9 так и остался не на своей стороне: здесь на первом этаже был магазин драгоценностей, а наверху жили профессор университета, пристав, смотритель еврейского кладбища, акушерка и помощник присяжного поверенного. В доме №8 интересна решетка балкона: она соткана из букв "S", заключенных в кружки. Литера обозначает первую букву слова "Скроцкий" — фамилии известного шляпника, в моделях которого щеголяли все одесские модницы.

Первый бал, две Софьи и Ильф
Если с переулка Ляпунова вновь вернуться на Софиевскую и пройти чуть дальше художественного музея, вы окажитесь у дома №7, где жила супруга графа Потоцкого София и останавливалась фаворитка императора княгиня Нарышкина с дочерью Софьей. Говорят, что специально для нее в Одессе организовали первый новогодний бал, а историки до сих пор спорят, в честь какой из этих Софий названа улица. В следующем доме по этой стороне в самом начале ХХ века останавливался внучатый племянник основателя Одессы Иосифа Дерибаса, а по соседству в 1920—1930-х годах проживал уже знакомый нам подводник Александр Маринеско. К слову, он — единственный в городе, кто удостоился сразу двух мемориальных досок: здесь и на мореходном училище по улице Канатной.
Старожилы вспоминают, что квартира на четвертом этаже дома N13 стала последним одесским пристанищем писателя Ильи Ильфа. В жилище соавтора "12 стульев" была тесная треугольная прихожая, свою комнату писателю приходилось делить еще с тремя братьями, а больше всего ему нравилась гостиная с отцовским книжным шкафом. Из этой уютной обители Ильф уехал в Москву, потом путешествовал по Азии, Западной Европе и Америке, а под солнце Южной Пальмиры надолго так и не вернулся.
Напротив дома Ильфа, через дорогу, скромные дома дореволюционной постройки в 2—3 этажа. После них до пересечения улицы Софиевской и Торговой тянется 5-этажный серый дом: его построили в 50-х годах ХХ века для портовиков.

Мишка Япончик

По левой стороне Софиевской следующим после дома Ильфа идет изящный Доходный дом Скаржинского, с округлыми сверху окнами и лепниной. За ним — № 17, где во времена Гражданской войны и в годы послевоенной разрухи местные жители собирались для того, чтобы набрать воды. Когда в других домах на вопрос: "Воды есть?" отвечали: "Вода нет", в подвале этого домишки еще можно было набрать водицы из кранов в подвальной прачечной. А до революции здесь "прокололся" Мишка Япончик. Он потребовал у одного мосье положить утром под ворота на Софиевской 20 тысяч рублей, но тот отказался. Пришлось Япончику совершать налет, и это несмотря на то, что в соседнем доме находился военно-окружной суд. В 30-х годах на месте полуразрушенного дома-источника возвели квартиры для заводских рабочих, а в здании, которого не испугался Япончик, расположился апелляционный суд.

Добавить комментарий