uaplace

19 Декабрь, Среда 2018

"Это был геноцид": история британской фотохудожницы о Голодоморе

E-mail Печать PDF

Британская фотохудожница Самара Пирс рассказывает, как семейная история заинтересовала ее трагическими событиями в Украине и как она пытается распространять информацию о Голодоморе.

Британская фотохудожница Самара Пирс - правнучка австрийского инженера Александра Винербергера, который в 1933 году сфотографировал жертв Голодомора. Эти фотографии остаются одним из немногих достоверных фотодоказательств преступления, совершенного сталинским режимом в отношении миллионов людей в Украине.

Несколько лет назад Самара Пирс совершила путешествие в Харьков и сфотографировала места, которые запечатлел более 80 лет назад ее прадед. Она сделала коллажи из его и своих фотографий.

Работы Самары Пирс были опубликованы в книге “Маски Голодомора“, а также были представлены на выставке в Национальном музее “Мемориал жертв Голодомора“.

Своими работами фотохудожница пытается привлечь внимание к Голодомору и роли этой трагедии в истории украинского народа.

В беседе с BBC News Украина Самара Пирс рассказала, как семейная история вызвала интерес к трагическим событиям в Украине и почему она решила распространять память о Голодоморе на родине.

Шесть лет назад бабушка Самары Лиллиан рассказала ей о жизни Александра Винебергера в Советском Союзе и передала его фотоаппарат Leiсa. Это послужило толчком для исследования прошлого своей семьи и нелегкой исторической судьбы страны, расположенной в другом конце Европы.

Александр Винербергер родился в 1898 году в Вене в семье австрийского инженера еврейского происхождения и чешки. Во время Первой мировой войны он был мобилизован в австро-венгерскую армию и впоследствие попал в плен на русском фронте.

Позже мужчина много лет трудился на химических предприятиях Советского Союза.

“Он был инженером, специалистом по взрывчатке. Его решили не наказывать, поскольку был полезен для производства оружия“, - рассказывает Пирс.

В целом Александр Винербергер провел в России и Украине 19 лет. На время он вернулся в Австрию, где женился. Жена поехала за ним в СССР, и лишь на некоторое время вернулась в Австрию в 1931 году, чтобы родить дочь.

Рассказывая историю семьи, бабушка Самары Пирс отмечала, что ее первым языком был русский, которым отец владел на уровне родного.

Помню, как в Москве отец катал меня на санках среди снежных горок“, - рассказывала она внучке.

В 1933 году Винербергер занимал должность технического директора на синтетической фабрике в Харькове. В этом городе он и стал свидетелем ужасных последствий Голодомора, которые зафиксировал с помощью фотоаппарата Leica.

“Как именно камера попала к нему - неизвестно. Думаю, камеру прислал ему кто-то из членов семьи, живший в то время в Германии“, - говорит Пирс. На фотографиях Александра Винербергера - мертвые люди на улицах города, голодные сироты, очереди за молоком и осада магазинов, в которые завезли продукты.

На этих фото видно как сочувствие прохожих к смерти от голода на улицах города постепенно сменяется равнодушием, поскольку смерть стала обыденным явлением.

“Алекс хотел фотографировать живых людей, попытки матерей уберечь своих детей и шрамы, оставшиеся от этого искусственного голода. Я думаю, он понимал важность того, что делает. Прожив много лет в СССР, он должен был понимать, что Сталин желал бы уничтожить такие фото“, - отмечает Пирс.

Своего прадеда она считает чрезвычайно смелым. “Он не показывал страх даже в очень опасных ситуациях. Спас друга, которого схватили за продажу зерна и приговорили к смертной казни. А сделать фотографии для него в тех условиях было мелочью“, - рассказывает она.

В 1934 году Александр Винербергер с семьей вернулся в Вену. Он передал альбом с фотографиями жертв Голодомора кардиналу Теодору Иннитцеру. Фотографии включили в книгу доктора Эвальда Амменде “Должна ли голодать Россия?“, вышедшей в 1935 году в Вене.

Книга воспоминаний на немецком языке “Тяжелые времена. 15 лет инженера в Советской России“ Александра Винербергера увидела мир в 1939 в Зальцбурге. Две главы произведения посвящены именно Голодомору.

Вскоре после аншлюса Австрии семья Винербергеров вынуждена была уехать в Британию.

“Он считал себя немцем, и не исповедовал иудаизм. Я думаю, он видел, какое масштабное разрушение вызывает религия, видел преследования евреев по всей Европе. Он никогда не идентифицировал себя как еврея. Собственно, его не интересовали вопросы религии, в основном - наука и бизнес-идеи“, - объясняет она.

“Его дочери так и не выдали арийский паспорт. Она смогла несколько недель посещать школу, но была единственным ребенком, которому позволили делать это, думаю, благодаря положению отца в обществе. Бабушка вынуждена была покинуть Австрию и увезла альбом фотографий отца с собой“, - рассказывает Пирс.

Она говорит, что хотела бы перевести книгу своего прадеда на английский и украинский языки.

Самара Пирс говорит, что ее семья много лет не догадывалась, какое значение имеют фотографии Александра Винербергера для истории.

После рассказа бабушки она начала тщательно исследовать тему Голодомора, в 2012 году впервые приехала в Украину, чтобы сфотографировать изменения, произошедшие в Харькове за 79 лет и записать показания людей, переживших Голодомор.

“Моим преподавателем был профессиональный российский историк, он отговаривал меня ехать в Украину, мол, здесь опасно. Но я могу сказать, что в Киеве безопаснее, чем в Лондоне“, - улыбается она.

Пирс считает, что необходимо распространять информацию о Голодоморе в Британии.

“Дело в том, что в Британии есть исследователи или репортеры, которые знают достаточно много о российской истории, но не о Голодоморе и не об украинской истории. А мне кажется что распространять информацию об этом даже важнее, чем информацию о событиях Второй мировой войны. Они достаточно тщательно исследованы, о них рассказывают на уроках истории, а вот о Голодоморе - нет“, - объясняет она.

По итогам поездки в Харьков появилась книга-фотоальбом “Маски Голодомора“, где фотографии Пирс наложены на фотографии Александра Винербергера.

“Многие, говорят что это не был геноцид. Я с этим не согласна. Это был геноцид украинцев, - отмечает она.

“Если Голодомор убил людей другого происхождения - это не значит, что он не был направлен против украинской идентичности. История снова и снова показывает, что Россия хочет ее уничтожить“, - добавляет она.

По ее мнению, нынешняя политика России в отношении Украины напоминает о годах сталинизма, когда у украинцев отбирали землю и культуру, пытались лишить идентичности.

В этом году Самара Пирс посетила Донбасс, где сфотографировала города, пострадавшие от войны.

“Я всегда хотела стать документальным фотографом, не военным, а изображать именно последствия войны. Шрамы войны, шрамы природы, шрамы людей, разрушения“, - рассказывает фотохудожница.

Пирс считает, что после 2015 года Украина исчезла из фокуса внимания британских СМИ, о ней говорят преимущественно исследователи и политики, но не простые люди, поэтому необходимо вернуть внимание к тому, что война в Украине продолжается.

“К сожалению, люди продолжают умирать. Но СМИ не освещают это“, - отмечает она.

В то же время, по ее мнению, все больше британцев доверяет информации, распространяемой в соцсетях: “Они не хотят анализировать. Количество наивных людей растет, и вопрос смысла жизни и не волнует“.

Этим в частности пользуется Россия, сеет смятение и манипулирует людьми, говорит она: “Главный экспорт России - это пропаганда“.

Пирс хочет организовать в Британии выставки фотографий, сделанных на Донбассе, чтобы ознакомить аудиторию с реалиями этого региона и собрать средства для украинских военных.

Рассказывая о своих планах, она отмечает, что продолжитосвещать события в Украине.

“Сейчас Украина представляет для меня наибольший интерес. Хочу, чтобы Украина была частью ЕС. И мое правительство еще не рассматривает Голодомор как геноцид. Это неправильно. Поэтому много чего еще нужно сделать для Украины“, - резюмирует она.








Добавить комментарий