23 Июнь, Суббота 2018

"ЦеШо": все о новом театральном проекте Влада Троицкого

E-mail Печать PDF

В сентябре на фестивале «ГогольFest» режиссер Влад Троицкий представит новый музыкальный проект «ЦеШо». Молодому театру режиссер пророчит успех групп «ДахаБраха» и Dakh Daughters.

Свой новый проект Влад Троицкий называет словом «бомба». «Это будет «бомба», поверь. Пишите про них сейчас: в следующем году ты их в Киеве не поймаешь». Мы сидим в его театре «ДАХ» на Лыбедской, в кабинете. Вокруг бегают «дети» Троицкого, как он их сам называет: девушки из Dakh Daughters, команда «ГогольFest», которая вовсю готовится к сентябрьскому фестивалю, и новые подопечные Влада – пятеро молодых ребят из проекта «ЦеШо». «ДАХ» – это три небольшие комнатушки, здесь тесно и все заставлено декорациями, но места в театре Троицкого хватает всем.


Продюсер, режиссер, идеолог театра, культуртрегер – Владу Троицкому 52 года, 25 из них он занимается театром. Его имя в Украине – синоним живого современного искусства. Главный талант Троицкого – объединять вокруг себя удивительных, юных, горящих искусством людей и делать с ними успешные проекты: так из актеров театра «ДАХ» в 2004 году выросла группа «ДахаБраха», которая теперь выступает на фестивале «Гластонбери» и участвует в эфирах Би-би-си, позже – группа Dakh Daughters, которая уже прочно «поселилась» в Европе. «Мне нравится, когда люди горят и жаждут, – говорит Влад. – Когда я взялся за ребят, то сразу понял, что сею в благодарную и благодатную почву. Их юность заразительна, они легко учатся и, я думаю, быстро достигнут мощного результата».
В «Це шо?» пять человек: Маричка Штырбулова играет на аккордеоне и поет, Игорь Митальников, единственный парень в команде, отвечает за ударные, Маруся Бернос играет на виолончели, Катерина Петрашова – на гармонике, а у Нади Голубцовой контрабас. Самый старший в коллективе – Игорь, ему 26 лет; младшей, Марусе, – 22. Троицкий признается, что юность и дерзость ребят подкупили его с первой встречи. Несмотря на молодость, все опытные артисты. Уже второй год у них есть свой маленький коллектив – театр «Пральня», который пятеро студентов-кукольников театрального института им. Карпенко-Карого создали, учась на четвертом курсе.

«Когда мы оканчивали университет, преподаватели нам сказали: «В Киевском театре кукол есть одно место. Кто хочет?» Никто не хотел. Мы договорились вообще не идти на прослушивания в гостеатры. К этому времени мы поездили по европейским фестивалям, у нас было видение идеального синтетического театра, театра-лаборатории. Мы понимали, что хотим работать в театре, которого нет, – поэтому решили создать собственный».
На одном из фестивалей в Польше ребята познакомились с режиссером Марцином Бжозовски, пригласили его в Киев и поставили с ним спектакль «Ми є», который теперь с успехом показывают на европейских фестивалях. Затем придумали несколько музыкальных программ, выступали в киевских клубах и на фестивалях.
С Троицким они познакомились почти год назад: Влад пригласил Маричку Штырбулову в свой спектакль «Але вітер», а потом посмотрел пару видео «Пральні» – и загорелся. «Какое-то хулиганство в этом есть. А приведи-ка своих голубей завтра ко мне», – вспоминают ребята судьбоносные для них слова Влада. Больше полугода под его руководством они готовили программу для первого перформанса, который полностью можно будет услышать на «ГогольFest».

Его тизер летом показали на фестивале Atlas Weekend. В программе – украинская и европейская поэзия, а также собственные композиции артистов, в основном политически заряженные. Во время просмотра вспоминается Dakh Daughters – та же эклектика жанров и стилей, легкий переход с английского на французский, рэп и народный вокал, высокое и низкое, смешное и трагичное. Правда, «ЦеШо» – куда больше о политике и сегодняшнем дне. «У мене болить те, що нічо не болить» – читает речитатив красотка Надя, стоящая за контрабасом. Ее песня – нарезка новостей из «Фейсбука», такой себе скроллинг ленты, который каждые полчаса делает каждый из нас, – только поданный как перформанс. «В зоні АТО загинуло стільки-то українських військових», «хлопчик Ваня з Івано-Франківська прокинувся і не знайшов свою праву шкарпетку», «У канадському притулку для тварин зробили справжні ліжка для кішок». Такой себе информационный мусор из новостей – бьет не в бровь, а в глаз. «В этих ребятах есть гражданская энергия, но они не думали, что ее можно превращать в искусство, – говорит Троицкий. – А для меня художник, который не работает с проблемами дня сегодняшнего, – не художник. Нужно понимать, что ты здесь и сейчас, – в этом и есть суть современного театра».

Добавить комментарий