uaplace

30 Сентябрь, Среда 2020

Для Юлии Тимошенко расставили сеть

Вчера Печерский районный суд Киева приобщил к материалам уголовного дела о превышении власти экс-премьером Юлией Тимошенко записи из ее микроблога в Twitter. С такой просьбой к суду обратился представитель Генпрокуратуры. В ходе заседания защитник госпожи Тимошенко также заявил ряд ходатайств, попросив, в частности, сократить количество сотрудников милиции в зале и закрыть производство по делу. Однако ни одно из них не было удовлетворено.


Перед началом судебного заседания народные депутаты "БЮТ-Батькивщины", которые пришли поддержать Юлию Тимошенко, обвиняемую в превышении власти при подписании газовых соглашений с Россией в 2009 году, пересказывали журналистам последние анекдоты о председательствующем на процессе судье Родионе Кирееве. Госпожа Тимошенко, которая в одном из анекдотов фигурировала в виде "главной проблемы судьи", потому что "не встает", пришла на процесс с одним защитником Николаем Сирым. Второй адвокат – Александр Плахотнюк – заранее направил в суд ходатайство и телеграмму о том, что не может присутствовать в суде, поскольку в этот день занят другим уголовным делом, и просит не проводить заседание без него.
Господин Сирый добавил, что обязанности распределены между двумя адвокатами, а потому дело должно рассматриваться при участии обоих. "Я успел ознакомиться максимум с 350 страницами дела, то есть считать меня защитником, который может должным образом оказывать правовую помощь, нельзя",– предупредил он. Эти аргументы судью Киреева не убедили. Свой отказ перенести рассмотрение дела он мотивировал тем, что ходатайство не сопровождалось документами, подтверждающими, что Александр Плахотнюк отсутствует по уважительной причине.
Сразу после этого защита Юлии Тимошенко заявила ходатайство, потребовав сократить число представителей спецподразделения МВД "Грифон" в зале. Николая Сирого, в частности, возмутил тот факт, что милиционеры стоят за его спиной и тем самым нарушают право на адвокатскую тайну. "Я сегодня без оружия, и у меня есть информация, что Юлия Владимировна тоже, так что с точки зрения выполнения функций по обеспечению безопасности эти работники милиции занимаются неизвестно чем",– сказал господин Сирый. Он предложил судье оставить в зале максимум двух бойцов "Грифона" (на тот момент там находилось шесть милиционеров). Однако и это ходатайство осталось без удовлетворения. "Количество сотрудников милиции является достаточным для поддержания порядка в зале",– сказал господин Киреев.
Череду ходатайств защиты прервали слова прокурора Лилии Фроловой. "Прошу суд обратить внимание на то, что подсудимая пренебрежительно высказывается не только в зале суда, но и в интернете, в частности в своем микроблоге в Twitter",– неожиданно заявила она. Прокурор попросила приобщить к материалам дела распечатки записей из микроблога госпожи Тимошенко, содержащие "некорректные высказывания" в адрес суда, а также сделать подсудимой замечание, предупредив о невозможности подобных высказываний.
"А вы позволите мне ознакомиться с этими материалами вслух?" – спросил Николай Сирый. Получив согласие судьи, он начал зачитывать вслух записи из микроблога в Twitter, которые Юлия Тимошенко делала во время судебного процесса.
Юлия Тимошенко слушала свои записи, разве что открыто не смеясь в лицо судье Кирееву, который в ее заметках довольно часто упоминается как "марионетка". "Предлагаю ввести в судопроизводство новую единицу измерения – один родион (киреев) – для измерения полного абсурда, зависимости, некомпетентности и заказанности судьи",– гласила запись от 11 июля. Родион Киреев слушал это молча, переводя взгляд то на подсудимую, то на присутствовавших в зале, которые время от времени смеялись.
Чтение записей длилось около получаса. "Все, что происходит вне этого зала, находится за рамками компетенции председательствующего",– подытожил Николай Сирый, заявив, что оснований приобщать эти записи к материалам дела нет. В свою очередь Юлия Тимошенко, наоборот, поддержала приобщение своих высказываний к делу "для понимания духа, который сопровождает это действо". "Я также просила бы приобщить к материалам дела мой дневник за пятый класс и пару гербариев за седьмой",– предложила она.
После этого Николай Сирый снова взял инициативу в свои руки, постоянно выдвигая ходатайства и делая заявления на действия председательствующего. Он потребовал вынести отдельное определение относительно Лилии Фроловой, указав, что она своими действиями "продемонстрировала ненадлежащую компетенцию, мешала всестороннему изучению обстоятельств дела и усложнила работу защиты". "Защита и так не успевает знакомиться с материалами дела, а с этого момента защите придется еще два-три часа потратить на то, чтобы внимательно изучить эти материалы (распечатки из микроблога в Twitter.–Ъ) и проанализировать их",– посетовал адвокат.
Господин Сирый также заявил ходатайство об обеспечении его права на защиту. "Сотрудники с соответствующими удостоверениями ходят вокруг моего дома, общаются с людьми, которые меня знают, под разными поводами разведывают план моей квартиры и график моего передвижения",– сказал он. При этом Николай Сирый попросил судью вынести отдельное определение, сообщив о происходящем руководителям правоохранительных органов. "Ходатайство необоснованное,– возразил представитель Генпрокуратуры.– Защита трактует закон так, как ей необходимо, не приводя при этом ни одного доказательства". В итоге, хотя в удовлетворении требования адвокату и было отказано, Родион Киреев постановил направить в ГПУ выдержки из протокола судебного заседания, касающиеся заявления Николая Сирого.
Дождавшись решения судьи, защитник Юлии Тимошенко, несмотря на предупреждение о недопустимости затягивания процесса, сразу же приступил к следующему ходатайству – о закрытии дела. Начал он издалека – с рассказа о процедуре судебных процессов в США. Судья Киреев потребовал прекратить "лекцию": "Суд еще раз подчеркивает недопустимость затягивания процесса". После этого Юлия Тимошенко начала обосновывать поддержку ходатайства. "Так вы поддерживаете ходатайство или нет?" – не выдержал Родион Киреев. Этот вопрос, по подсчетам Ъ, ему пришлось повторить 15 раз, поскольку обвиняемая настаивала на обосновании своего ответа. Тут терпение начал терять уже Николай Сирый: "Задавать одни и те же вопросы много раз нет смысла. Прошу вас разъяснить цель многократного повторения одного и того же вопроса, который Юлия Владимировна уже многократно поняла".
В ответ судья снова потребовал не затягивать процесс. Дискуссия вокруг того, каким образом отвечать Юлии Тимошенко – просто сказать "да" или перед этим обосновать ответ – затянулась почти на полчаса. После одного из замечаний судьи, адресованного подсудимой, не выдержали сидевшие в зале депутаты.
– Что за хамский тон при обращении к женщине? – громко возмутился народный депутат Андрей Сенченко.– Это издевательство, а не суд, а вы здесь выступаете щупальцами диктатуры!
Кульминацией конфликта стал звонок мобильного телефона Юлии Тимошенко. Это окончательно вывело судью из себя.
– Подсудимая, у вас что, звонит телефон? – удивленно спросил он. Та утвердительно кивнула и взяла трубку.
– Подсудимая, вы что, по телефону говорите? – не мог поверить своим глазам Родион Киреев. Судья уже был готов поставить вопрос об удалении Юлии Тимошенко из зала, однако она вовремя спрятала телефон и пообещала вести себя "толерантно".
Для принятия решения относительно закрытия производства по делу Родиону Кирееву понадобилось больше часа, однако, как и в предыдущий раз, в удовлетворении этого ходатайства он отказал.
Уже завершая заседание, судья Киреев попытался перейти к следующему этапу процесса – Юлия Тимошенко должна была начать давать показания суду, однако она отказалась, сославшись на неготовность. Заседание завершилось уже ставшей традиционной потасовкой депутатов с бойцами "Грифона", после того как судья попросил удалиться из зала депутата Юрия Прокопчука, а тот отказался это сделать.

 

Добавить комментарий