uaplace

16 Октябрь, Вторник 2018

Московский и Константинопольский патриархи обсудили автокефалию УПЦ

В Стамбуле 31 августа прошла встреча патриарха Московского Кирилла и патриарха Константинопольского Варфоломея. После нее митрополит Эммануил, ответственный за процесс представления томоса Украине, заявил, что вопрос об автокефалии решен. Тем не менее эксперты отмечают, что манипуляции украинских политиков не дают оснований для независимости украинской церкви.

В Стамбуле завершилась встреча предстоятеля Русской православной церкви (РПЦ) патриарха Кирилла с патриархом Константинопольским Варфоломеем I. Встреча состоялась в присутствии всех членов Синода Вселенского патриархата, который 29-31 августа провел свою очередную сессию. Переговоры в формате тет-а-тет в присутствии переводчиков начались после завершения общей встречи.

По словам главы РПЦ, диалог проходил в конфиденциальном режиме из-за меняющейся ситуации в мире, хотя разговор не носил характер «тайны за семью печатями», а был беседой «между двумя братьями».

На пресс-конференции по итогам встречи Вселенский патриарх отметил важность диалога между представителями духовенства для решения важных вопросов. «Мы верим в силу диалога. В то время, когда политические руководители используют диалог для того, чтобы решить проблемы своих стран, гораздо больше мы, религиозные деятели, должны использовать религиозный путь диалога для решения вопросов. Тем более что диалог — это путь, указанный самим Богом», — сказал Варфоломей.

С Вселенским патриархом согласился глава РПЦ. При этом в его словах были недвусмысленные намеки о единстве церкви. «Диалог между православными церквями происходит внутри единого тела.  Никогда мы не сделали того, что могло нанести вред вселенскому православию, единой святой апостольской Церкви. Потому что мы несем ответственность за всю церковь, мы — это предстоятели поместных церквей», — говорит Кирилл.

Именно словами о единстве завершились переговоры, в которых, по сообщениям СМИ, главной темой было предоставление автокефалии Украинской православной церкви (УПЦ).

Отвечая на вопрос журналистов, как именно прошло обсуждение этой темы, московский патриарх заявил, что не хотел бы раскрывать детали без согласования с Вселенским патриархом. «Хотя ничего секретного там не было. И ничего такого, что произвело бы какой-то взрыв в сознании,  ничего этого не было. Разговор был очень правильный», — говорит патриарх.

Сдержанные оценки переговоров со стороны московского патриарха дают основания предполагать, что встреча не дала ожидаемых в РПЦ результатов. Такое мнение выразил владыка Украинской православной церкви Киевского патриархата Евстратий Зоря. «Представители МП были нервные и напряженные», — пишет он в фейсбуке, добавляя, что патриарх Кирилл вопреки ожиданиям не остался на общий обед и сразу после переговоров отправился в аэропорт.

«На вопрос журналиста «Ваше Святейшество, ну как?» Кирилл ответил нервозно «Хорошо, хорошо», но явно без удовольствия, которое выказывает переговорщик после успешных переговоров», — пишет украинский духовник.

После того как патриарх РПЦ уехал, митрополит Галльский Эммануил, ответственный за процесс представления томоса Украине, вышел к журналистам с заявлением: на встрече Варфоломей сообщил Кириллу, что Вселенский патриархат намерен использовать все пути, чтобы решить вопрос предоставления автокефалии Украинской православной церкви.

При этом заявление Эммануила дает основания предполагать, что Вселенский патриархат может пытаться решить этот вопрос без оглядки на мнение РПЦ. «Константинопольская церковь сильна и имеет возможности по всему миру. Вселенский патриархат с его долгой жизнью и опытом — первая церковь в православной семье. Он играет особую роль, поэтому решения иногда исходят отсюда», — добавляет Эммануил.

Политические манипуляции
История с предоставлением Киеву автокефалии длится уже много лет. «Эта идея постепенно развивалась с ростом национальной украинской государственности. Она существовала еще со времен президента Кучмы и приобрела особую популярность при президенте Ющенко», — рассказывает ведущий научный сотрудник Института Европы РАН и президент Гильдии экспертов по религии и праву Роман Лункин.

Подвижки в этом вопросе начались после 2014 года, когда отделение от Русской православной церкви стало частью политической повестки на Украине. Верховная рада обратилась к Вселенскому патриархату в июне 2016 года. Прошение о предоставлении автокефалии поддержали также неканонические Украинская православная церковь Киевского патриархата (УПЦ КП) и Украинская автокефальная православная церковь (УАПЦ).

В обращении Киев просил патриарха Варфоломея признать недействительным акт Вселенского патриарха от 1686 года о присоединении Киевской митрополии к Московскому патриархату. Как уверены депутаты, его приняли «в нарушение канонов».

Вмешательство Верховной рады и президента Украины во внутрицерковные дела свидетельствуют, что вопрос предоставления автокефалии УПЦ давно вышел за пределы внутрицерковных процессов и стал предметом политической борьбы.

Политики активно используют церковную тему в своих выступлениях для получения политических очков. Во время парада ко Дню независимости Украины Порошенко раскритиковал российскую церковь, которая «освящает гибридную войну Путина против Украины, которая день и ночь молится за российскую власть и за войско — тоже российское».

«Вопрос томоса об автокефалии для Православной церкви Украины выходит далеко за пределы религиозного. Он из того же ряда, что укрепление армии; что защита языка; что борьба за членство в Евросоюзе и НАТО, — говорит украинский президент. — Это — еще один стратегический ориентир на нашем историческом пути. Это — весомая составляющая нашей независимости».

В РПЦ на эти заявления Порошенко отреагировали достаточно жестко, назвав президента Украины «самонадеянным политиком, который пытается удержать власть», а церковь — «непоколебимой в сравнении с быстротечностью власти».

«Единая церковь стояла, стоит и стоять будет. Она — на века. И странно ей слышать, как в действительно отчаянной попытке удержать ускольщающую власть самонадеянный политик, которого не поддерживает и десятая часть народа, пытается придумать для нее, для церкви, свое новое устройство, свои новые неслыханные «каноны», указать ей, что для нее естественно, а что — нет», — говорил замглавы синодального Отдела внешних церковных связей протоиерей Николай Балашов.

По словам директора украинского Центра социальных исследований «София», украинского политолога Андрея Ермолаева, политические спекуляции на религиозном вопросе на Украине возможны из-за высокой степени деидеологизированности общества.

«Общество ищет новые институты и сферы, которые могли бы компенсировать душевное равновесие и одухотворение. Одной из таких сфер, очевидно, становится религия, которая на сегодняшний день, к сожалению, является очень спекулятивной за счет своего разнообразия».

Именно этим объясняется тот факт, что религия — вольно или невольно — становится частью политики, уверен эксперт.

«И президент Порошенко, и Виктор Ющенко, и Виктор Янукович, и большинство политических лидеров постоянно путают вопросы религии с вопросами церкви, межцерковных отношений и отношений прихожан к церковным организациям.

В итоге и без того очень сложные процессы духовного возрождения постоянно подвержены политизированным процессам выяснения отношений конкретных церквей, определения их прав на сохранность сооружений, их прав на сферы влияния, на представленность в публичной политике», — считает Ермолаев.

Все это в совокупности приводит к тому, что большинство украинских политиков — и Порошенко не исключение — спекулируют на межцерковных отношениях.

«Сейчас этот вопрос стал инструментом мобилизации верующих к тем или иным политическим силам и политикам» - То есть фактически Порошенко, инициировав решение вопроса автокефалии, попытался стать новым политическим лидером религиозного движения Украины, добавляет эксперт.

Не канон
Между тем политические маневры украинской власти по получению автокефалии с точки зрения церкви не имеют какой-либо силы, отмечает Роман Лункин.

Украина является светским государством, в котором ни одна из церквей — УПЦ МП, УПЦ КП, УАПЦ — в теории не зависит от решений власти.

Инициатором автокефалии может быть только УПЦ Московского патриархата — единственная признанная православным миром украинская церковь, которая выступила против инициативы по обретению независимости.

Там отмечают, что предложение главы украинского государства идет вразрез с позицией миллионов прихожан канонической церкви.

«Я, как человек, священник, могу сказать одно — тот путь, который они предлагают, принесет нам много ограничений. На этом пути мы будем людьми второго сорта, и на этом пути будет сложно сохранить чистоту веры. Поэтому надо беречь то, что мы имеем. А наша Церковь имеет все, что нужно для спасения», — говорил об инициативе киевских властей глава УПЦ МП митрополит Онуфрий.

Чисто теоретически, отмечает Лункин, вопрос с автокефалией вообще не может стоять, так как прямого обращения от УПЦ МП в Константинопольский патриархат не поступало.

Впрочем, выгоду от автокефалии получить могут не только УПЦ КП и УАПЦ, которые таким образом могли бы получить автоматическое признание мирового православия, но и Константинополь. «Константинопольский патриархат, безусловно, хотел бы играть первую роль в разрешении этого межцерковного конфликта на Украине и получить украинскую церковь под свое прямое влияние и зависимость», — рассуждает Лункин.

В Константинополе, однако, несмотря на лояльность к украинскому стремлению получить томос, неоднократно отмечали: получение украинской церковью автокефалии возможно только после преодоления внутриукраинского церковного раскола.

Каких-либо предложений по объединению украинских церквей Константинополь в то же время не спешит предлагать.

Так или иначе, «получение автокефалии», о котором после встречи Московского и Константинопольского патриархов активно пишут украинские СМИ — вопрос далеко не решенный, однако он вызывает беспокойство, отмечает Лункин.

«Заявление Эммануила о том, что российской делегации было объяснено, что решение уже принято и процесс уже запущен, нельзя рассматривать иначе как провокацию. Это заявление трактуется в ущерб Московскому Патриархату, чтобы подстегнуть те силы, которые борются и стремятся к независимости от Москвы», — заключает эксперт.










Добавить комментарий