uaplace

23 Февраль, Пятница 2018

Приключения славянского шкафа. Обмен.

 

На прошлой неделе Москва и Вашингтон организовали сенсационный обмен арестованных в США российских разведчиков на заключенных, отбывающих в России тюремные сроки за шпионаж. Эта блестящая сделка доказала, что нелегкая задача догнать и перегнать СССР хотя бы в части непримиримой борьбы с собственными гражданами российскими властями практически решена.

Первая информация о возможных переменах в жизни десяти человек, задержанных в конце июня в США по подозрению в шпионаже в пользу России, появилась утром 7 июля. Газета The New York Times сообщила, что американское правительство ведет переговоры с адвокатами задержанных "с целью быстрого завершения процесса". Речь шла о рассмотрении этих дел в особом порядке при условии признания обвиняемыми вины, что позволило бы им получить минимальное наказание или даже сразу подвергнуться депортации в Россию. Однако в тот момент никто не предполагал, что "завершение процесса" окажется столь стремительным. Всего через пару часов в Москве состоялась пресс-конференция, посвященная судьбе бывшего сотрудника Института США и Канады Российской академии наук Игоря Сутягина, отбывающего 15-летний срок за передачу секретных сведений британской фирме, которая, по мнению ФСБ, была "крышей" западных разведслужб. На ней адвокат ученого Анна Ставицкая и его младший брат Дмитрий сообщили, что Сутягина в числе других российских заключенных "собираются обменивать на тех, кто был задержан в Америке". По словам участников брифинга, осужденный, отбывавший наказание в колонии в Архангельской области, был переправлен самолетом в столичный СИЗО "Лефортово" еще 5 июля, и в тот же день с ним встретился некий представитель российских спецслужб. Он сделал ученому официальное предложение об обмене, пояснив, что оно исходит от американской стороны и что в случае отказа хотя бы одного участника обмена сделка может не состояться. После некоторых раздумий Сутягин согласился, так как "понял, что другого шанса выйти на свободу у него не будет" (в 2007 году ему уже было отказано в помиловании, а в апреле 2010 года — и в условно-досрочном освобождении). Кто еще войдет в список обмениваемых с российской стороны, соратники ученого сказать затруднились. Сутягин, вроде бы видевший этот перечень, в беседе с родственниками сумел вспомнить лишь фамилию бывшего полковника ГРУ Сергея Скрипаля, приговоренного в августе 2006 года к 13 годам лишения свободы за шпионаж в пользу Великобритании. В то же время другие российские ученые, осужденные по похожим делам, в число обмениваемых, похоже, не попали. Во всяком случае, правозащитникам из общественного комитета защиты ученых удалось выяснить, что по состоянию на 7 июля ни физик Валентин Данилов (осужден на 14 лет за передачу секретных сведений Китаю), ни бывший гендиректор ЗАО "ЦНИИМАШ-Экспорт" Игорь Решетин (11 с половиной лет за незаконную передачу Китаю технологий двойного назначения) в Москву этапированы не были. Между тем подтвердить эту сенсационную новость журналистам долго не удавалось. МИД РФ, госдепартамент США и силовые структуры обеих стран от комментариев воздерживались, а в Федеральной службе исполнения наказаний РФ ссылались на то, что информация об "изменении места изоляции осужденного" является закрытой. Хотя представители архангельской колонии ИК-12, все-таки проговорились, что Игорь Сутягин действительно был этапирован в Москву "по статье 77 УИК РФ, в качестве свидетеля".

В то же время по ту сторону океана обнаружилось сразу несколько косвенных доказательств грядущего обмена. Утром 7 июля прошла встреча заместителя госсекретаря Уильяма Бернса с послом России в США Сергеем Кисляком, на которой помимо прочего обсуждалась и ситуация вокруг задержания "русских шпионов". Сразу после этого суды в Арлингтоне и Бостоне без объяснений отменили назначенные на среду дополнительные слушания по делу пяти обвиняемых в шпионаже, а все арестованные из этих городов были переведены в Нью-Йорк, где содержатся другие участники шпионского скандала. А один из адвокатов признался газете "Коммерсантъ", что уже в четверг произойдет "событие, которое кардинально повлияет на ход дела". Наконец, поздно вечером 7 июля анонимный чиновник правительства США подтвердил агентству Reuters, что администрация рассматривает вероятность сделки, предполагающей, что задержанные в США признают свою вину и после этого будут отправлены в Россию. "Это обычная практика. Так делалось много раз",— пояснил чиновник. Чуть позже факт переговоров с арестованными шпионами об условиях обмена подтвердили и некоторые их адвокаты. А во второй половине дня 8 июля ответственный секретарь комитета защиты ученых Эрнст Черный сообщил "Интерфаксу", что Игорь Сутягин прибыл в Вену: "Мне сообщили, что далее он отправится в Лондон. В Вене его встречал британский офицер". Об остальных фигурантах обмена с российской стороны к моменту подписания этого номера "Власти" в печать никакой новой информации не поступило. Что, впрочем, неудивительно: обнародование всего списка высылаемых на Запад шпионов, большинство из которых, похоже, — бывшие сотрудники СВР и ГРУ, было бы совсем нетипичным для спецслужб поступком. А утечка информации о Сутягине, судя по всему, была допущена намеренно: видимо, в Москве разумно рассудили, что об освобождении ученого, которого еще в 2005 году международная правозащитная организация Amnesty International признала политическим заключенным, правильнее все-таки сообщить до того, как он неожиданно "всплывет" в Европе. Вопреки заявлению упомянутого анонимного чиновника американской администрации, для современной России практику обмена шпионами вряд ли можно считать обычной. В советское время подобные сделки действительно осуществлялись неоднократно. Первая из них состоялась на границе ГДР и Западного Берлина 10 февраля 1962 года, когда легендарный советский разведчик-нелегал Уильям Фишер (он же Рудольф Абель), приговоренный в США к 32 годам лишения свободы, был обменян на американского летчика Гэри Пауэрса, сбитого во время разведывательного полета над территорией СССР. В декабре 1976 года в швейцарском Цюрихе произошел первый обмен лиц, к спецслужбам не причастных: диссидента Владимира Буковского поменяли на главу чилийской компартии Луиса Корвалана. Впоследствии на Запад в обмен на разоблаченных разведчиков из СССР и стран соцлагеря отправляли и других диссидентов, самый известный из которых — Натан Щаранский. Однако все эти сделки одобрялись решениями Политбюро ЦК КПСС, которое в дополнительных юридических обоснованиях никогда не нуждалось. Тогда как нынешние российские власти в рамках всеобщей борьбы с правовым нигилизмом все-таки пытаются хотя бы внешне соблюдать определенные юридические формальности. И просто так взять и выпустить из тюрем россиян, отбывающих наказание за тяжкие преступления, они никак не могли, поскольку такое решение было бы слишком откровенным нарушением действующего законодательства. А четкая юридическая процедура для подобных случаев ни в одном из российских законов не описана. Поэтому в юридическом смысле, по словам адвоката Ставицкой, обмена как такового и не было, по крайней мере, в случае с Сутягиным: его просто подвели под помилование, предварительно предложив подписать бумаги с признанием своей вины. Хотя, как уже сообщала "Власть" (см. статью "Медведев ждет от Ходорковского признания вины" в N 27 от 13 июля 2009 года), по закону признание вины не является необходимым условием для помилования, оно, как правило, рекомендуется заключенным в силу сложившейся в стране правоприменительной практики. И в Европу бывший шпион, таким образом, отправился уже совершенно свободным человеком, сохранившим российское гражданство и имеющим полное право в любой момент вернуться на родину. Другое дело, что сам он этого теперь вряд ли захочет.

А вот с политической точки зрения сенсационный обмен шпионами выглядит абсолютно логичным и предсказуемым. Чего-то в таком духе как раз и не хватало для полного и окончательного сходства суверенно-демократической России с Советским Союзом времен развитого социализма. Единственно верная партия в стране уже есть. Выборы, на которых избиратели в едином порыве голосуют за нерушимый блок единороссов и беспартийных, тоже. Людей, выходящих на площадь под лозунгами защиты Конституции, ровно так же сажают за решетку, разве что пока еще на несколько меньшие сроки, да и площадь называется Триумфальной, а не Красной. Но тюремные сроки за несанкционированные контакты с иностранцами, как показывает пример того же Сутягина и других ученых, уже вполне сопоставимы с советскими. А российские чекисты всего через пару недель вернут себе испытанный в советское время инструмент борьбы с крамолой — право выносить гражданам официальные предостережения о неблагонадежности (подробнее об этом см. статью "Пора брать, пора!" в N 23 от 14 июня). Впрочем, даже и без этого по своему влиянию на политику и экономику ФСБ, пожалуй, уже переплюнула КГБ образца 1970-х годов, уступая лишь недостижимому пока идеалу НКВД конца 1930-х. Так что рано или поздно замечательная советская традиция выменивать провалившихся разведчиков на шпионов и диссидентов просто обязана была возродиться. Потому что если сам по себе обмен чужих на своих, как было с теми же Абелем и Пауэрсом,— вещь в отношениях воюющих или хотя бы жестко конкурирующих государств совершенно обычная, то обмен "плохих" своих на своих же, но "хороших" — чисто советское изобретение времен холодной войны. Что, кстати, дружно отметили и западные СМИ

.

Правда, по масштабу личности и размаху трудовой деятельности нынешний "обменный фонд" до уровня своих предшественников, похоже, пока не дотягивает. Но для Кремля это, может, и неплохо. Ведь если бы американцы поймали нового Абеля, то и менять его пришлось бы как минимум на Ходорковского.

 

 

Добавить комментарий