uaplace

20 Октябрь, Вторник 2020

Суд над Тимошенко: слушание свидетелей, но главный свидетель – Путин

Этот суд становится интересным не только потому, что дает представление, как работает судебная система Украины. Как обеспечиваются высочайшие иски (возле суда увидела шуточное объявление «Посажу – отпущу. Недорого. Для АП – скидки. Судья Киреев»). Как бейсбольной бите власти может противостоять коллективная компетентность юридической команды обвиняемой.


В заседании 27 июля среди прочих выступили свидетели, которые помогли воссоздавать детали январской газовой истории 2008-2009 года. Там ведь до сих пор много невыясненных моментов. И хотя Харьковские соглашения (до сих пор лелею мечту, что через пяток лет дело об их заключении будет слушаться в этом же зале Печерского суда) притупили журналистский да и общественный интерес (и негодование) к газовым контрактам, но послушать вживую людей, которые никогда не давали на этот счет интервью, было интересно.
Утреннее заседание началось с традиционных препирательств. Тимошенко снова попросила отвод судье, снова стала требовать защитника (в этот раз она хотела, чтобы представлял ее интересы нардеп Власенко). Хотя оба виденные нами на трех последних заседаниях юристы ЮВТ продолжают работать в команде, но, позволенная судом, смена персонажа защитника позволила бы затребовать новый срок для ознакомления с делом. Тимошенко во всем было отказано. Она снова не вставала на просьбу Киреева, он снова говорил, что она демонстрирует неуважение к суду. Она в ответ говорила: «А я вас и не уважаю». Обычное утро процесса над Тимошенко в Печерском суде.
Тимошенко показывала неуважение судье. Но ее в глазах присутствующих извиняло не то, что современное лицо украинской фемиды было таким безвольным и ангажированным. А осознание – что такое поведение – условие ее личной свободы. Но тут встал прокурор и сказал, что просит смены меры пресечения обвиняемой с подписки на арест. Суд на час удалился на совещание.
В 1999 году в предчувствии ареста ЮВТ ездила на все встречи с чемоданом вещей. Сегодня у нее ничего с собой не было. За этот час (информация об этом передана всеми информагентствами) к суду подтянулись иностранные журналисты. Когда заседание продолжилось, зал был набит битком. Судья зачитал постановление, ходатайство прокурора о том, чтобы посадить Тимошенко, было отклонено. Наверное, решили попугать. Или предупредить. Но мы понимаем, что в любом случае в этом процессе не судья определяет, посадить Тимошенко или не посадить…

Юрий Продан соврал всего один раз
Юрий Продан, бывший министр топлива и энергетики из правительства Тимошенко, в общем-то непричастен к заключению газовых контрактов. Как пошутил один нардеп, он в ту зиму всего лишь ходил между офисами Дубины и Тимошенко, носил бумаги, присутствовал на совещании. А еще присутствовал на переговорах, что делает его важным свидетелем. Но какой бы ни была его роль в правительстве, в этой экстремальной ситуации двухчасового допроса он держался неплохо. Во время допроса, когда обвинение в союзе с судьей явно пытались его дожать, выдавить нужные им показания и даже унизить и когда не было защитника, способного отклонить тот или иной вопрос обвинения, он держался стойко.
Интересен быть один его ответ. Тимошенко спросила Продана, правда ли, что цена газа в 450 долларов за тысячу кубометров для Украины звучала в Москве еще до Нового года, и Продан ответил: да. Просто помог обвиняемой. На самом деле, если сканировать деловые издания, новости информагентств и ТБ РФ и Украины того периода, будет ясно, что цифра в 450 никогда вслух не называлась, и утром 19 января она стала полной неожиданностью для экспертного сообщества и граждан Украины. Но не будем о грустном. Маленькая, надо полагать, ложь Продана ничто по сравнению с массированной манипуляцией, устроенной прокурорами при допросе бывшего министра. Эти люди либо не помнят события зимы 2008-2009 года либо очень мотивированы посадить Тимошенко.
Они почти выскакивали из своих кресел, задавая Продану вопрос типа:
– А кто вам сказал, что погода будет ухудшаться, и кто сказал, что это опасно? (Тогда действительно начались затяжные морозы. – Авт.).
– А кто вам сказал, что ГТС, переведенная в реверсный режим, может долго не выдержать?
– У вас, что экономическое образование?
– Техническое, – спокойно держался Продан.
– Были ли исчерпаны все возможности для достижения оптимальной цены на газ для Украины?
– Я сказал, что дальнейшие переговоры по газу ни к чему бы не привели, позиция российской стороны была жесткой – сказал Продан.
Доминирующими были две темы допроса экс-министра: как рождались и подписывались директивы и почему про росте цены на газ не была симметрично поднята цена на транзит газа из России.
– Украина не могла настаивать на повышении стоимости транзита газа в Европу, поскольку неизменная ставка должна была действовать до 2011 года. Премьер-министр России Владимир Владимирович Путин говорил, что мы имеем четкий договор на транзит, и мы должны его выполнять, - сказал Продан.
Представитель ГПУ слабо знает специфику российской власти, поскольку тут же переспросил, не возразил ли кто-то Путину из российской делегации, и был ли кто-то, чтобы это подтвердил.
– Конечно, Миллер (руководитель Газпрома) это подтвердил, - добавил экс-министр.
Газовые директивы, якобы единолично утвержденные Тимошенко и переданные Олегу Дубине, – один из стержней обвинения. Позиция Тимошенко, как ее трактовали защитники, состоит в том, что она сама может совершать набор управленческих действий, давать поручения, подписывать распоряжения (независимо от того, как они называются – директивы или просто распоряжения), и это не будет превышением служебных полномочий.
Наверное, поэтому в ходе допроса Тимошенко спрашивала, понимали ли вы директивы как мое поручение. И Продан ответил утвердительно:
– Я воспринимал это как поручение премьер-министра, обязательное для исполнения.
Историю с директивами обвинение решило развивать не по-детски. Дальше их интересовало, кто передал директивы главе НАК «Нафтогаз» Олегу Дубине.
– Мне кажется, что я передал, – ответил Продан.
Тогда прокурор полез в документы досудебного следствия, где Продан заявлял, что не помнит, кто именно передал Дубине директивы.
Продан пояснил, что накануне суда нашел среди своих документов ксерокопию написанного от руки поручения Тимошенко, которым она обязывает его ознакомить с содержанием своих директив «Нафтогаз Украины».
– На тот момент (на момент допроса) я четко не помнил, кто передавал директивы Дубине, но в своих бумагах, готовясь к суду, я нашел поручение премьер-министра довести эти директивы до ведома Дубины. Поэтому, скорее всего, это я их ему передал, - сказал он.
В свою очередь, Тимошенко подтвердила, что, находясь в здании правительства России, от руки написала это поручение Продану передать директивы Дубине.
– Где оригинал поручения? – спрашивал он.
– Возможно, где-то в папке…
– Поручение, которое вам дала премьер, вы просто бросили в папку? – переспросил Киреев у Продана.
– Я не знаю, возможно, я отдал его помощникам, - ответил экс-министр.
Киреев отказался приобщить этот документ как доказательство, «поскольку не установлено его происхождение».
– А где и когда вы передали директивы Дубине? – стали спрашивать прокуроры.
– Не помню, – сдавленно говорил экс-министр.
– А какой рукой передавал, какое пальто на тебе было, – дурашливо повторяли из зала депутаты, имитируя прокурора.
Как известно, в постановлении о привлечении Тимошенко к уголовной ответственности сказано, что это она передала директивы Дубине на подписание газового договора с Россией, что привело к тяжелым последствиям. В общем, Продан попытался отвести от Тимошенко часть обвинения.
По истечении допроса, прокуроры спросили Продана, в каких отношениях он с Тимошенко и почему Тимошенко знает названия документов (она цитировала соглашение о покупке газа между НАК «Нафтогаз» и его подразделением «Укртрансгаз»), которые он с собой принес на допрос. Аудитория возмущенно зашумела, Тимошенко запротестовала. Наверное, прокурору трудно понять, что для специалистов той или иной отрасли легко по двум ключевым словам вспомнить договор, контракт, соглашение, который доказывает твою правоту. Впрочем, даже если Продан и виделся с Тимошенко накануне визита в суд, это делает ему честь. Он не побоялся из свидетеля стать обвиняемым…

И еще четыре свидетеля…
Я писала, что суд – это изнурительное мероприятие. После Продана, в зал приглашались еще четыре свидетеля. Это были и совсем юные чиновники, которые не могли вспомнить средней годовой цены на газ в 2009 году, которые браво читали по бумажке «свободные и правдивые показания», послушно давая утвердительные ответы прокурорам.
Более тяжелым был допрос экс-министра промышленной политики Владимира Новицкого. Из него пытались выдавить показания, что на заседании Кабмина перед заключением контрактов Турчинов попытался для Тимошенко «продавить» директивы, но они там не прошли. На что Новицкий повторил, что директивы обсуждались на заседании Кабмина, министры протестовали против вероятной цены, и Турчинов снял вопрос. Насколько я поняла, ЮВТ, готовя такие невыгодные контракты, действительно попыталась заручиться поддержкой своего Кабинета. Кабмнет не поддержал, а защита утверждает, что и без поддержки членов правительства, она была полномочна решать эти вопросы.
В общем, даже в условиях жесточайшего прессинга заметно, что доказательства в суде добываются, как говорит глава державы, каленым железом. Способ добычи вполне донецкий, но едва ли он работает на результат. Будь у Тимошенко возможность полноценно защищаться, доводы прокуратуры отлетали бы как горох от стенки. В этой темной газовой истории (не знаю, станет ли она светлой без правдивых показаний премьера РФ Путина) правота или неправота Тимошенко – уже вопрос философский. Во всяком случае, едва ли нынешняя власть имеет моральное право на такие иски. И едва ли ее на самом деле интересует истина.

 

Добавить комментарий