uaplace

23 Февраль, Пятница 2018

Застоялись

Всероссийский опрос зафиксировал усталость граждан от курса на стабильность. Впервые за десять лет самой популярной характеристикой нынешней России стали «торможение и застой» и впервые с 1991 года число сторонников решительных перемен почти сравнялось с поддерживающими плавную эволюцию. О застое в России днем ранее сказал Дмитрий Медведев.


Впервые за десятилетие тех, кто считает, что в России наблюдается «торможение и застой», стало больше тех, кто определяет курс, которым идет страна, как «стабилизацию».
Согласно последнему опросу Левада-центра (19—22 ноября), таковых граждан 32% и 29% соответственно. Полагающие, что Россия растет и развивается, вновь, как и в 2001 году, в меньшинстве — 24%.
«Это возвращение даже к более худшей ситуации, чем в начале десятилетия, — объясняет замдиректора Левада-центра Алексей Гражданкин. — Даже в 2001 году главным модальным ответом была «стабилизация».
35% населения в ноябре 2001 года называли «стабилизацию» главной характеристикой курса страны, «застой» был на втором месте по популярности ответов с 31%, в развитие верили лишь 22%. В середине 2000-х доверие к курсу Владимира Путина значительно выросло, и, хотя стабильность в опросе 2006 года оставалась самым частым ответом среди россиян (33%), в рост поверили 29%, а «застой» отошел на задний план — 27%. «После кризиса 2008—2009 годов вернулось застойное ощущение, ведь «стабилизация» — это всего лишь позитивное название того же самого явления», — утверждает Гражданкин.
«Застой — этап прошедший, он закончился в 2007—2008 годах и начал вытесняться деградацией. Застой — это когда стабильность становится суперценностью и ради нее кладется на алтарь все, а позитивная динамика вытесняется», — еще более пессимистичен глава фонда «Индем» Георгий Сатаров.
«Востребованность идеологии развития в начале 2000-х и сейчас разная, — говорит Гражданкин. — В 1990-е общество устало от изменений, и число сторонников решительных преобразований существенно упало по сравнению с теми, кто приветствует более плавные перемены. В середине 2000-х эта тенденция даже усилилась на фоне общего роста благостостояния. Но уже с 2006 года начались обратные изменения, вновь начала расти потребность развиваться», — описывает десятилетие социолог.
По словам эксперта, в момент экономического кризиса граждане разохотились до перемен, и
исследование уже августа этого года показало: число сторонников решительных изменений (40%) почти сравнялось с числом осмотрительных граждан (43%). Это наиболее благоприятный для реформ показатель с 1991 года, утверждает Гражданкин.
В среду в своем видеоблоге Дмитрий Медведев заметил, что в российской политической жизни появились симптомы «застоя и стагнации». В минувшем году в своей статье в «Газете.Ru» глава государства впервые конкретно заговорил о «модернизационной повестке», но ограничился тогда по большей части экономическими вопросами, охарактеризовав российскую экономику как «примитивную» и «сырьевую», а тажке признав хронический характер коррупции.
«Молодежь до 25 лет, более образованные и обеспеченные россияне в большей степени ориентированы на рост и дают этот ответ (32%). Именно эти люди считают, что модернизация, объявленная Медведевым, идет», - объясняет эксперт Левада-центра. Для следующей возрастной категории — людей до 55 лет — модальным ответом является «стабилизация» (33%). Застой гораздо заметнее для россиян старше 55 лет и для жителей средних городов с населением от 100 до 500 тыс. человек (41%).
«Желание перемен может быть выражено по-разному, но превалирует понимание, что в стране ничего не меняется, и это начинает смущать», — приходит к выводу Гражданкин.
«Протестной активности, конечно, ждать не стоит. До этого еще несколько лет, но тенденция развивается именно в этом направлении», — утверждает социолог.
На это указывает и то, что при ответе на вопрос, правильный ли вектор развития выбран, большинство допускает, что да: 47% респондентов считают именно так. Только 34% с этим не согласны, а 19% не нашли, что ответить.
Когда россиянам задают более конкретные вопросы, от их уверенности остается немногое. Происходящее «в области морали и нравственности» так или иначе удовлетворяет только 21%, а экономической ситуацией довольны 35%. 75% не вполне удовлетворены нравственной атмосферой в обществе, а 60% имеют большие или меньшие претензии к экономической ситуации. Лишь при оценках политической ситуации довольных больше, чем недовольных: 48% и 44%.

Добавить комментарий