uaplace

17 Январь, Среда 2018

Туркменистан: страна в которую никого не пускают

Снимков из современного Туркменистана очень мало. Даже сегодня государство остается одним из самых закрытых в мире и отказывает во въезде почти всем иностранцам.

Фотографу Амосу Чаплу удалось все-таки проникнуть в Туркменистан окольными путями. Портал Bird in Flight сделал подборку снимков и путевых заметок фоторепортера о стране, где еще недавно были запрещены цирк, опера, видеоигры, интернет и золотые зубы.
“Мне дважды отказывали в визе, но я решил побывать в Туркменистане во что бы то ни стало. Я слышал, что шансы получить краткосрочную транзитную визу выше, чем обычную туристическую. К тому же ты оплачиваешь ее, только если тебя впускают в страну. В общем, несмотря на все риски и сложность маршрута, я решил попробовать“, –рассказывает Амос.

Дух несвободы
Стоит отметить, что Туркменистан начал закрываться от мира во время правления Сапармурата Ниязова, бывшего президента, наделившего себя титулом Туркменбаши (“глава всех туркмен, вечно великий вождь“). В конце 90-х Ниязову при жизни поставили золотые статуи, для всех чиновников стало обязательной традицией целовать руку правителя при встрече, для всех печатных СМИ и телеканалов – размещать его портрет на первых страницах или в углу телеэкрана.
Также Ниязов распустил Академию наук Туркменистана, сократил срок получения высшего образования до двух лет и распорядился признать недействительными все иностранные дипломы. А еще запретил цирк, оперу, видеоигры, интернет, курение в личных автомобилях и золотые зубы. Чтобы почтить память своей матери Сапармурат Ниязов назвал ее именем один из главных столичных проспектов, месяц апрель и один из сортов туркменского черного хлеба.
“Я путешествовал по Центральной Азии со своей французской подругой. До приезда в Туркменистан мы были в Иране, где в течение всего времени она носила платок. Как только мы пересекли границу, я сказал ей, что теперь она наконец-то может его снять. Правда, это единственное проявление духа свободы по сравнению с Ираном. В остальном я все время чувствовал какие-то северокорейские отголоски“, – говорит Амос Чапл.
Кроме этого, в Туркменистане Чапл успел взглянуть на газовый кратер Дарваза, уже почти пятьдесят лет горящий посреди каракумских песков. Кратер образовался в 1971 году во время поисков нового газового месторождения, в ходе бурения скважины: буровая вышка провалилась в пустоту под землей, на месте провала образовалась дыра, из которой начал выходить метан. Примечательно, кратер получил имя ближайшей деревни – Дарваза (“Врата“) и народное название – Врата ада, из-за постоянно пылающего огня.
“На пути к кратеру я наткнулся на деревню. Она показалась мне брошенной, но при этом обитаемой. Люди выглядывали из дверей и опасливо выходили, чтобы нас рассмотреть. Деревня показалась мне безнадежным местом. А сам Туркменистан я бы назвал жарким, одиноким и пустым. Хотя в столице все магазины и выглядят современно, в них почти никто не ходит. Кажется, их единственная цель –просто создавать картинку“, – вспоминает Амос Чапл.

Культ управления
В Туркменистане меня пронзило осознание, что свобода, демократия и прочие вещи, которые воспринимаются нами по умолчанию, на деле очень хрупкие материи“, – говорит Чапл.
После смерти Ниязова его пост занял бывший врач-стоматолог и заместитель председателя Кабинета министров Гурбангулы Бердымухамедов. Портреты Ниязова исчезли, месяцы и проспекты получили прежние названия, золотые памятники “вечно великому вождю“ переместились на окраину Ашхабада. Теперь при устройстве на работу уже не нужно сдавать экзамен на знание написанной Ниязовым книги – “священной Рухнамы“. На смену пришли книги нового президента, портреты Бердымухамедова стали обязательны для каждого интерьера (даже в автомобилях), а сам он присвоил себе титул Аркадага (“великого покровителя“).
“Сталкиваясь с проявлениями культа личности, я каждый раз чувствовал себя немного глупо. Как-то я слушал новости в общественном транспорте, где говорили о встрече туркменского правительства с греческими судостроителями. Я запомнил, что встреча началась в 10:20 по местному времени под звуки хора поющих школьников. Признаться, меня немного рассмешили такие подробности“, –вспоминает Чапл.


Добавить комментарий